Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Младшие братья заповедников

В этой главе речь пойдет об охотничьих заказниках, создаваемых специально для охраны и воспроизводства дикой фауны. Строго говоря, такие заказники следует называть зоологическими или фаунистическими, но понятие охотничьего заказника так прочно укоренилось и в практике, и в литературе, что, несомненно, имеет право на существование.

"Охотничьи заказники, - писал в своей брошюре еще в 1927 г. охотовед Ю. А. Кудрявцев, - нужны, чтобы дать возможность зверю и птице плодиться в спокойных условиях без пагубного вмешательства истребителя - человека. Заказники дают возможность восстановить производительные силы природы, они повышают производительность охотугодий".

Мы говорили о том, что заказники - наиболее древняя форма охраняемых природных территорий. Однако же официальное положение и юридическое оформление заказников на сегодняшний день значительно отстают от заповедников. Даже само определение понятия заказника долгое время оставалось неясным.

До последних лет их единственной правовой основой являлись статьи из республиканских законов по охране природы. Так, в Законе "Об охране природы в РСФСР" 1960 г. в статье 9-й сказано: "Охрана участков и объектов природы осуществляется путем организации заповедников или заказников, на территории которых допускается хозяйственное использование лишь части природных объектов, лишь в определенные сезоны, на определенный срок и лишь в той мере, в какой это не наносит вреда охраняемым объектам". Понятие о заказниках отражено в общесоюзном законодательстве об охране и использовании животного мира, в соответствующих республиканских законах и, наконец, в первом официальном "Типовом положении" о государственных заказниках.

Обратимся к этому документу, который значительно короче, чем рассмотренное ранее положение о заповедниках.

Статья 1-я гласит, что государственные заказники образуются с целью сохранения, воспроизводства и восстановления отдельных или нескольких компонентов природы и поддержания общего экологического баланса.

Статья 2-я определяет, что государственные заказники образуются советами министров союзных республик или в порядке ими установленном на время, необходимое для выполнения поставленных перед заказником задач.

Выше говорилось, что в РСФСР, например, Совет Министров установил порядок, по которому заказники создаются республиканскими ведомствами по согласованию с Госпланом РСФСР. После того как были приняты "Типовые положения" о заказниках, Совет Министров РСФСР принял специальное постановление "О порядке организации государственных заказников", в соответствии с которым республиканские заказники (РСФСР) создаются ведомствами по согласованию с Госпланом РСФСР, а местные - советами министров автономных республик, крайисполкомами и облисполкомами. Ранее республиканские заказники создавались непосредственно распоряжением Совета Министров РСФСР.

Новый порядок учреждения республиканских заказников упростил процесс их организации. Если в 1976-1980 гг. в РСФСР было создано всего три республиканских заказника, то в 1981-1982 гг. - уже семь. Все они учреждены в системе Главохоты РСФСР, хотя имеются, возможности для создания заказников и у других министерств и ведомств РСФСР. Вполне резонно, чтобы государственную опеку над геологическими заказниками взяло на себя Министерство геологии РСФСР, над лесными - Министерство лесного хозяйства РСФСР и т. д.

Иногда возникали споры относительно срока действия заказников. Республиканские заказники обычно создаются без ограничения срока действия, местные же - на период 10 или (реже) 5 лет в зависимости от конкретных условий. По истечении этого срока он либо продлевается, либо заказник перестает действовать. На практике же большинство местных заказников в настоящее время функционируют более 10 лет и многие из них и более 20 лет.

Статья 3-я гласит, что заказнику не может принадлежать право на занимаемый земельный участок, т. е. за ним не признается права землепользования. В этом основное отличие заказника от заповедника и от заповедных территорий. Заказники создаются на землях, предоставленных в пользование самым различным хозяевам - лесхозам, совхозам, колхозам. Вот почему в следующем абзаце той же статьи сказано, что колхозы, совхозы, лесхозы и другие предприятия, учреждения и организации, на землях которых образованы государственные заказники, обязаны соблюдать установленный в государственных заказниках режим.

Дело это, конечно же, очень не простое. Ведь у этих колхозов, совхозов и других предприятий свои задачи, как правило связанные с получением той или иной продукции. Государство отвело им земли именно для этих целей, а не для охраны животных, у них есть план, выполнение которого строго обязательно. Поэтому соблюдать всевозможные ограничения, установленные для охраны фауны в заказнике, им не так-то просто.

Допустим, создается заказник на берегу большого озера, где обитают ценные виды дичи. Для ее охраны требуется прежде всего ограничить выпас скота и сенокошение, не беспокоить птиц в период гнездования, прекратить езду на моторных лодках. По предложениям областного Совета Всероссийского общества охраны природы и госохотинспекции облисполком выносит решение о создании озерного орнитологического заказника. А через год-другой выясняется, что ничего практически не изменилось, потому что местный колхоз гоняет скот по берегу озера, выкашивает тростник, разрушая места гнездовий птиц, численность которых по-прежнему сокращается. Между тем в статье 5-й "Типового положения" есть запись: "Режим заказников устанавливается по согласованию с землепользователями". Значит, прежде чем выносить решение о создании заказника, надо было детально согласовать все предлагаемые ограничения с этим самым колхозом, договориться о сроках и местах выпаса и сенокошения, найти какие- то компромиссные и взаимоприемлемые варианты, а потом уже требовать от землепользователей соблюдения установленного режима.

В статье 4-й говорится, что конкретные задачи и особенности режима охраны каждого государственного заказника определяются в положении, разрабатываемом в соответствии с настоящим Типовым положением и утвержденном органом, принявшим решение о его учреждении. Это тоже очень важная и принципиальная статья. Если для каждого заповедника создается свое индивидуальное положение, в котором описываются режим и особенности его работы, то и заказнику следует его иметь, поскольку именно заказники отличаются большим разнообразием режима. Положение о том или ином заказнике должно обязательно разрабатываться в ходе проектирования и организации заказника, чего раньше обычно не делали.

Статья 5-я определяет задачи государственных заказников, которые "в своей совокупности выполняют функции сохранения, восстановления и воспроизводства природных ресурсов и поддержания общего экологического баланса". Таким образом, основная роль заказников - ресурсоохранная, более близкая к хозяйственным задачам по сравнению с целями государственных заповедников.

Далее в этой статье говорится о категориях заказников. Различают заказники:

а) ландшафтные или комплексные - для сохранения и восстановления особо ценных природных ландшафтов и комплексов; б) биологические (ботанические и зоологические) - для сохранения и восстановления ценных в хозяйственном, научном и культурном отношении, а также редких и исчезающих видов растений и животных; в) палеонтологические - для сохранения отдельных ископаемых объектов и их комплексов; г) гидрологические (болотные, озерные, речные, морские и другие) - для сохранения и восстановления ценных водных объектов и комплексов; д) геологические (почвенные, торфяные, минералогические и другие) - для сохранения ценных объектов и комплексов неживой природы.

Характерно, что в этом перечне не оказалось именно охотничьих заказников, наиболее многочисленных и реальных в настоящее время. Дело в том, что они сейчас рассматриваются как биологические (зоологические), и не случайно. Если раньше деятельность охотничьих заказников была направлена главным образом на восстановление охотфауны и создавались они для охраны таких массовых видов, как лось, соболь, бобр, то в наши дни главной их задачей является сбережение особо редких и ценных видов, в частности занесенных в Красную книгу СССР. В самом деле, какие республиканские заказники были созданы в последние годы? Клязьминский - для спасения исчезающей в средней полосе страны выхухоли, Барсовый - в Приморье для охраны барса, Селенгинский и Цасучейско-Торейский - в целях охраны редких птиц Забайкалья и т. д. Конечно, эти заказники играют вместе с тем и большую охотхозяйственную роль, охраняют многие виды пернатой дичи и пушных зверей.

Статья 6-я определяет, что на территории государственных заказников могут быть установлены различные ограничения хозяйственной деятельности:

а) распашки земель, отдельных видов лесопользования, сенокошения, выпаса скота, сбора ягод, плодов, цветов; б) предоставления участков под застройку; в) мелиоративных работ, осушение болот; г) использования ядохимикатов; д) туризма и других форм организационного отдыха населения; е) движения механизированного транспорта вне дорог и водных путей общего пользования; ж) охоты и рыболовства; з) использования вод для орошения и обводнения; и) изыскательских работ и разработки полезных ископаемых.

Дрофа - в прошлом ценнейшая охотничья птица - ныне под строгой охраной (Саратовский заказник). Фото В. Мосейкина
Дрофа - в прошлом ценнейшая охотничья птица - ныне под строгой охраной (Саратовский заказник). Фото В. Мосейкина

Таким образом, круг возможных запретов весьма широк, но надо учитывать, что некоторые из них осуществить нелегко. Если такие виды пользования, как охота, сбор цветов или грибов, рыболовство, могут быть запрещены местными органами, то гораздо сложнее наложить запрет на сельскохозяйственное пользование, строительство или разработку полезных ископаемых. Однако статья 13-я общесоюзного Закона об основных полномочиях краевых, областных Советов народных депутатов дает облисполкомам, крайисполкомам и советам министров автономных республик большие права в области охраны природы и рационального использования, включая охрану земель, лесов, вод и животного мира.

Черный гриф, когда-то считавшийся вредным, охраняется в заповедниках. Фото А. Унаяна
Черный гриф, когда-то считавшийся вредным, охраняется в заповелниках. Фото А. Унаяна

Статья 7-я "Типового положения" касается охраны государственных заказников, которая обеспечивается в установленном порядке органом, в ведении которого она находится: органами лесной охраны, рыбохраны, охотинспекции, Гостехнадзора СССР. К охране государственных заказников привлекаются также общественные инспектора или специальные народные дружины по охране природы, общества охотников и рыболовов и т. п.

Режим государственных заказников учитывается при разработке районных схем землеустройства.

В "Типовом положении" не затрагивается вопроса о финансировании заказников, их материально-техническом обеспечении, их правах как государственных учреждений. Однако крупные республиканские заказники РСФСР, в штате которых состоит 10 и более человек, имеют собственные печати и бланки и, по существу, достигли уровня самостоятельных государственных предприятий. Средства для них выделяются из госбюджета, финансирование идет через местные органы охотничьего хозяйства (охотпром-управления иди госохотинспекции). Имеющиеся в стране лесные заказники и резерваты состоят под опекой областных, краевых или автономно-республиканских органов лесного хозяйства. Назвать другие государственные органы, которые уделяли бы внимание заказникам, пока трудно.

Заключительная, 8-я, статья говорит о том, что лица, виновные в нарушении режима государственных заказников, привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Союза ССР и союзных республик. Колхозы, совхозы, лесхозы и другие предприятия, учреждения и организации и граждане обязаны возместить убытки, причиненные нарушением режима государственных заказников, в размерах и в порядке, устанавливаемых законодательством Союза ССР и союзных республик.

К сожалению, современное законодательство еще не обеспечивает в должной степени права заказников и возможность их реальной охраны. Даже для заповедников действуют те же таксы на возмещение причиненных убытков, что и для других территорий, причем это касается, как правило, конкретных материальных повреждений (рубка, отстрел дичи и т. п.). Выразить же в рублях ущерб, причиняемый различными факторами беспокойства, практически невозможно.

Рассмотренное "Типовое положение" представляется как бы первым опытом регламентации весьма сложного и разнородного комплекса наших природных заказников. Несмотря на все явные несовершенства, государственные заказники, несомненно, имеют очень большое значение в деле охраны живой природы. Ведь они могут создаваться практически повсюду, поскольку для них не требуется изъятия земель, не требуется оформления прав землепользования. Это очень подвижная и сравнительно простая форма охраняемых территорий. Проекты заказников могут создаваться не только специальными проектно-изыскательскими подразделениями, но и широкой общественностью.

В Российской Федерации сейчас действует более тысячи заказников только в системе Главохоты РСФСР (из них тридцать - республиканские). Это большая сила, приносящая реальные результаты. На республиканские заказники выделяются средства по нескольку десятков тысяч рублей на каждый (в среднем порядка 50 тысяч рублей на один заказник); они имеют автомашины, катера, мотолодки, снегоходы, моторы, хотя пока еще материально-техническое обеспечение заказников, особенно местных, нуждается в серьезном улучшении.

Подкормка животных в заказниках. Фото И. Мухина
Подкормка животных в заказниках. Фото И. Мухина

За десятую пятилетку двадцатью республиканскими заказниками Главохоты РСФСР был выполнен большой объем охотхозяйственных и биотехнических работ, в частности изготовлено более 11 тысяч искусственных гнездовий, заложено 1200 кормовых площадок и столько же солонцов, выявлено свыше 2 тысяч нарушений режима, с нарушителей взыскано более 40 тысяч рублей штрафов, изготовлено 147 аншлагов, построено 24 зимовья и т. д.

Все республиканские заказники ведут фенологические наблюдения, составляют "Летописи природы", проводят учеты охотничьей фауны, принимают участие в кольцевании животных.

Конечно, сочетать охрану фауны с хозяйственным использованием на одной и той же территории весьма нелегко. В пределах одного из старейших охотничьих заказников в РСФСР - Приазовского в Краснодарском крае - действуют шесть крупных рисосеющих совхозов, имеется нерестово-вырастное рыбохозяйство, работники этих предприятий постоянно находятся в угодьях. Тем не менее ежегодно в период гнездований птиц на территории заказника по решению райисполкома проводится двухмесячник тишины, запрещается пребывание любого вида водного транспорта. Коллектив заказника (одиннадцать человек) проводит большую организационно-воспитательную работу, осуществляет различные биотехнические мероприятия.

Животные ценят заботу человека. Фото И. Мухина
Животные ценят заботу человека. Фото И. Мухина

Воронежский республиканский заказник граничит с Воронежским государственным заповедником, но его территория заметно отличается от заповедной. Там тишина, густые непримятые травы, рослые цветущие кусты, множество грибов, звериные тропы... По реке Усманке в заповеднике хозяйничают бобры, строят свои плотины и хатки.

А в заказнике по той же речке - десятки пионерских лагерей, тянутся заборы всяческих пансионатов, баз, строений. Бобров здесь уже нет, травы вытоптаны, грибов не найти, леса пройдены рубками. Но и здесь довольно много оленей и кабанов. Зверей всю зиму подкармливают и периодически отлавливают для перевозок в другие районы страны. В 1982 г. в заказнике для подкормки животных были использованы 3 тонны сена, 5 тонн комбикормов, 65 тонн бракованных овощей.

В охотхозяйствах расселяют зверей, пойманных в заказниках. Фото И. Мухина
В охотхозяйствах расселяют зверей, пойманных в заказниках. Фото И. Мухина

"Охрана территории с каждым годом становится все труднее", - пишут в отчете за 1982 г. работники республиканского заказника Маныч-Гудило, расположенного на границе Калмыцкой АССР и Ростовской области. Конечно, им трудно обеспечить контроль из-за отсутствия хорошего транспорта, особенно в период распутицы и в горячую охотничью пору. Интенсивность сельскохозяйственного использования охотугодий очень высока, для гнездования птиц фактически остаются только острова на озере Маныч-Гудило. Здесь гнездится более 150 пар розовых и 8 пар редчайших кудрявых пеликанов; 5 пар лебедей-шипунов (кроме того, более тысячи этих птиц отмечено на линьке), множество различных уток, куликов, чаек и других водоплавающих и околоводных птиц.

Не секрет, что порой некоторые из планируемых для заказников биотехнических мероприятий носят лишь формальный характер. Примером тому - не раз подвергнутые критике искусственные галечники и порхалища, которых, по отчетным данным Главохоты РСФСР, только в республиканских заказниках было сделано более трех тысяч. Однако, как вполне справедливо считают работники Барсового республиканского заказника в Приморском крае, гораздо эффективнее для охраны дичи борьба с браконьерами, чем создание галечников и порхалищ, которых и без того хватает в природе. В увлечении биотехнией еще очень много формализма и волюнтаристских проявлений, хотя полностью отрицать значение биотехнических мероприятий в заказниках было бы неправильно.

Мы говорили о реально действующих государственных охотничьих (точнее - зоологических) заказниках, которые имеют относительно неплохое финансирование и материально-техническое обеспечение, располагают штатами охраны и тем не менее работают в довольно сложных условиях. Конечно, гораздо труднее положение местных заказников, даже если они и обеспечиваются органами госохотнадзора. Обычно в таких заказниках, даже занимающих обширные территории, охрана возлагается на одного-двух егерей или же на общественных инспекторов, что отнюдь не всегда гарантирует хорошие результаты. Порой объявление заказника носит лишь официальный, а то и формальный характер и задачи его охраны целиком перекладываются на землепользователей или же на общественность. Конечно, в отдельных случаях даже само по себе включение того или иного природного участка в список охраняемых объектов (заказников или памятников природы) может принести реальную пользу: предотвратить распашку, осушение или вырубку, ограничить какие-то виды пользования, но такие счастливые примеры не так уж часты и относятся к отдельным республикам (Прибалтика, Молдавия, Украина).

К сожалению, нередко приходится слышать о том, что решения местных Советов о создании заказников остаются невыполненными, а предназначенные для охраны участки находятся без охраны. Так, даже в Московской области при проверке принятых решений о ботанических заказниках зачастую не удавалось найти признаков какой-либо заботы об этих особо ценных территориях. Местные землепользователи даже не знали о существовании заказников, которые они должны были бы охранять. "Местные Советы порой забывают проверить свои же хорошие решения, - писал по этому поводу в газете "Комсомольская правда" старший охотовед Тофаларского заказника Э. М. Леонтьев, - и через некоторое время никто уже и сказать не может, есть в районе заказник или нет его. Между тем охраняемая территория нуждается в постоянном внимании местных Советов. Главная же беда, конечно, в том, что установленные запреты и ограничения сплошь и рядом безнаказанно нарушаются".

Очень многое зависит от формулировок, которые принимаются при установлении режима заказников. К сожалению, нередко законодательные инстанции избегают ясных и четких запретов или же, наоборот, злоупотребляют ими, устанавливая явно нежизненные, нереальные ограничения. Напомним, что в свое время предлагалось считать заповедным все озеро Байкал или объявить памятником природы Волгу от устья до истоков.

К достоинству местных заказников следует отнести их необычайное многообразие. Среди них есть не только геологические, почвенные, болотные и другие категории, указанные в "Типовом положении" о государственных заказниках, но и много иных, например сочетание природных и историко-культурных объектов. Мы говорили, что нередко создаются заказники малых размеров для насекомых - шмелей, бабочек, муравьев, причем некоторые энтузиасты называют такие заказники микрозаповедниками и упорно отстаивают возможность их заповедания без изъятия земель, т. е. "заповедность без заповедности". Увы, чаще всего это приводит лишь к разочарованиям. Так, в статье уральского писателя Б. Рябинина "Заповедный шмель" ("Советская Россия" от 7 января 1982 г.) с горечью рассказано о том, как в Новосибирской области распахиваются созданные по инициативе энтузиаста-энтомолога В. С. Гребенникова микрозаповедники для охраны шмелей. К сожалению, этот грустный пример далеко не единичен.

Само собой разумеется, что приводимые здесь критические и некоторые отрицательные примеры не ставят под сомнение целесообразность создания разнообразных заказников, хотя бы и на общественных началах. Речь идет лишь о том, чтобы усилить их значимость, привлечь внимание широкой общественности к насущным и нерешенным вопросам территориальной охраны природы.

Своеобразной подсистемой заказников могут быть названы очень различные по форме и назначению так называемые воспроизводственные участки, выделяемые в охотничьих или рыбных хозяйствах, на которых ограничивается добыча животных в определенные периоды. Считать такие участки природными или охотничьими заказниками было бы неправильно. Здесь идет речь о регуляции хозяйственного использования, а не об охраняемых природных территориях. Если в какой-то области или районе запрещается охота на тот или иной вид животных, то никто не станет называть эту область или район видовым заказником. На Дальнем Востоке запрещена, например, охота на тигров, но это не означает, что весь регион стал тигровым заповедником. Запреты добычи отдельных видов животных не равнозначны созданию заказников. Но значение подобных запретных участков и ограничений для охраны фауны довольно значительно.

С полным основанием можно отнести к заказникам территории охранных зон, создаваемых вокруг заповедников. В соответствии со статьей 14-й "Типового положения" о государственных заповедниках, вокруг каждого из них может быть образована охранная зона, задача которой заключается в том, чтобы обеспечить защиту заповедника от неблагоприятных воздействий со стороны окружающих территорий. В пределах охранных зон могут быть запрещены или ограничены охота, рыбная ловля, рубки леса, устройство мест для массового отдыха населения, прокладка дорог, трубопроводов и других коммуникаций, строительство новых предприятий и хозяйственных объектов, а также другие виды хозяйственной деятельности, которые могут оказать отрицательное воздействие на охраняемые в государственных заповедниках природные объекты. Вопрос об учреждении охранной зоны решается либо при создании заповедника, либо в случае возникновения необходимости. Охранные зоны создаются советами министров союзных республик или в порядке, ими установленном. В Российской Федерации охранные зоны заповедников, как правило, организуются советами министров автономных республик, крайисполкомов и облисполкомов уже после того, как заповедник создан. Сейчас большинство заповедников РСФСР имеет вокруг своих территорий охранные зоны различных размеров, чаще всего шириной 1-2 км, а в отдельных случаях значительно больше (в заповеднике Малая Сосьва, например, до 10 км, но практически в этой зоне ограничивается только охота).

С некоторой натяжкой младшими братьями заповедников могут быть названы не только заказники, но и различные лесные резерваты, так называемые заповедные лесные урочища, выделяемые в Украинской и Молдавской ССР, а также памятники природы. Только в Российской Федерации их выявлено уже более десяти тысяч, а оформлено в качестве охраняемых объектов решениями местных органов Советской власти свыше трех тысяч.

В литературе последних лет стал чаще звучать наряду с понятием памятника природы своеобразный термин "резерват", значение которого довольно многозначно. В словарях под этим словом принято понимать синоним нашего заповедника или заказника, причем чаще всего небольшого размера. Именно в таком смысле часто употребляют это выражение в республиках Прибалтики. Некоторые ученые предложили теперь называть резерватами небольшие лесные участки, изымаемые из хозяйственного использования в целях сохранения их в естественном состоянии. Принятые в 1977 г. Основы лесного законодательства СССР и союзных республик и соответствующие республиканские лесные кодексы предусматривают возможность выделения особых заповедных лесных участков (статья 15-я Основ); именно их-то и предлагается называть резерватами. Лесные резерваты официально выделены решениями директивных инстанций для Московской области, где их общая площадь составляет несколько сотен гектаров (каждый резерват 1-2 га и более). Есть резерваты в Ленинградской области, в Прибалтийских республиках и других регионах, однако заповедность их все-таки довольно относительна, поскольку они не имеют постоянной охраны. Так, в Подмосковье резерваты очень страдают от наплыва отдыхающих, сборщиков ягод и грибов, выпаса скота. Такая форма охраны реальна только при высоком уровне культуры населения.

В заключение остается более подробно поговорить о природных национальных парках, судьба которых очень волнует общественность. Нередко можно слышать мнение о том, что подобные парки еще более необходимы, чем заповедники. Среди многочисленных разновидностей охраняемых природных территорий национальные парки ближе всего стоят к заповедникам. Недаром в начале нашего века эти понятия употреблялись как равнозначные или очень близкие. Некоторые из заповедников, например Печоро-Илычский на Северном Урале, проектировались первоначально именно как национальные парки. Позднее начали говорить о том, что необходимо разъединить заповедники, создаваемые в научных целях, от национальных парков, в которых посетители знакомятся с примечательными природными объектами. Национальные парки предлагалось создавать и для туризма, и в целях охраны природы, выделяя в них различные по режиму зоны - полной заповедности, экскурсионную и общедоступного отдыха. Однако такие призывы не были своевременно услышаны. (Специалисты различают национальные и природные парки как разные типы охраняемых природных территорий. Однако в 1980 г. Госстандарт СССР объединил эти понятия, что отражено и в "Типовом положении" о природных национальных парках. Кроме того, в Узбекской ССР действует народный парк.)

Только в конце пятидесятых годов снова заговорили о необходимости создания национальных парков. Их организация долгое время задерживалась из-за отсутствия юридических обоснований, четких определений и документации. Тем не менее первый национальный парк в Эстонии возник в 1971 г., а сейчас их в стране восемь. Есть и "Типовое положение" о государственных природных национальных парках. Национальные парки образуются для сохранения природных комплексов, имеющих особую экологическую, историческую и эстетическую ценность в силу благоприятных сочетаний естественных и культурных ландшафтов и использования их в просветительных, научных и культурных целях, а также для отдыха.

Этим национальные парки принципиально отличаются от заповедников, создаваемых для сохранения природных комплексов в естественных условиях. Природные парки организуются в первую очередь в целях рекреации (т. е. для отдыха трудящихся), и поэтому для них очень важна красочность, живописность ландшафтов, а не их целостность и сохранность.

Согласно статье 2-й "Типового положения", участки земли, ее недр и водного пространства со всеми находящимися в их пределах природными объектами изымаются из хозяйственной эксплуатации и предоставляются в пользование природным национальным паркам в установленном порядке. Вместе с тем территории парков могут включать участки земли и водного пространства других пользователей.

Природные национальные парки являются юридическими лицами, находятся на самостоятельном балансе, состоят на государственном бюджете, возглавляются директорами. Их штаты, структура, смета расходов утверждаются ведомствами, которым парки подчинены. Они же разрабатывают и утверждают индивидуальное положение о том или ином парке на основе "Типового".

Вместе с тем в национальных парках проводятся различные мероприятия для сохранения или восстановления природных комплексов и объектов, повышения рекреационных и эстетических качеств местности. Режим для территорий других землепользователей определяется при образовании парка. На специально выделенных участках допускаются традиционные формы хозяйственной деятельности, кустарные и народные промыслы, а также связанные с ними виды пользования отдельными природными ресурсами.

На территории национальных парков Прибалтики находятся и поля, и деревни, и курорты, и даже города с промышленными предприятиями (например, город Цесис на территории национального парка Гауя в Латвии). Охота в парках запрещена, однако ведется регулирование численности копытных, и сдача мяса государству составляет пусть и незначительную, но статью дохода. В некоторых парках в принципе могут разрешаться строго регулируемая любительская охота, сбор грибов и ягод (на отдельных участках).

В связи с тем что режим природных национальных парков, как мы видим, далеко не однороден, на их территориях выделяются:

а) территории заповедного режима, предназначенные для восстановления природных комплексов, где запрещается всякая рекреационная и хозяйственная деятельность; б) территории регулируемого рекреационного использования для осмотра природных достопримечательностей. Здесь могут располагаться туристские тропы, укрытия от непогоды, кострища с запасами топлива, смотровые площадки и т. п.; в) территории обслуживания посетителей, на которых располагаются кемпинги, гостиницы, мотели, бивачные поляны, палаточные лагеря, турбазы, предприятия общественного питания и торговли, где обеспечивается размещение посетителей парка, их бытовое и культурное обслуживание; г) территории других землепользователей, входящих в состав природных национальных парков, на которых осуществляется хозяйственная деятельность, не противоречащая задачам данного парка.

Таким образом, по существу, узаконено зонирование парков с выделением заповедной, рекреационной, хозяйственной зон, каждая из которых отличается своим режимом.

Охрана национальных парков, так же как и заповедников, осуществляется специальной инспекцией, входящей в штат парка, и состоит из государственных инспекторов, лесников и егерей. Нарушителей режима природного национального парка привлекают к ответственности и возмещают причиненные убытки в соответствии с законодательством.

Итак, природные национальные парки на своих территориях как бы совмещают режим заповедников, заказников, памятников природы и культурно-исторических объектов. Они могут регулировать свою деятельность от полной заповедности до ограниченных форм хозяйственного использования, причем очень многое здесь зависит от работы администрации парка, всех его многочисленных подразделений. Не так-то просто равномерно и строго совмещать на одной и той же территории столь многосторонние и разнообразные задачи. Нельзя забывать, что природный национальный парк является не просто хозрасчетно-коммерческим, но и природоохранным учреждением, а также в определенной степени и научно-исследовательским. Парки имеют штаты научно-технических работников, при них могут создаваться научно-технические советы.

За почетное право стать первым природным национальным парком РСФСР состязались варианты парков: Печорские Альпы на Северном Урале, Лосиный остров в Подмосковье, Сочинский на Северном Кавказе, Самарская лука в Поволжье и многие другие. Здесь можно упомянуть и Селигер, и Байкал, и те же Столбы под Красноярском. В России множество живописных мест, достойных стать природными и национальными парками. В мае 1982 г. Совет Министров РСФСР постановил организовать первый природный национальный парк Сочинский в Краснодарском крае площадью 190 тысяч га на землях трех лесхозов, прилегающих к району Сочи.

Кроме того, намечается форма объединенного природного и культурно-исторического или мемориального парка - они предложены и для севера Европейской части СССР, и для районов Центральной полосы России. Недавно, например, группа энтузиастов предложила организацию такого комплексного природно-исторического парка в районе мест Куликовского сражения (Куликово поле). Предлагается восстановить прежний степной ландшафт, воссоздать облик, присущий местности во времена знаменитой битвы.

Конечно, создание и деятельность природных национальных парков представляют собой очень сложную и разностороннюю проблему, которая решается не сразу. Об этом свидетельствует прежде всего сам факт крайне медленного формирования сети парков, а также трудности работы уже существующих.

Организаторы туризма зачастую не хотят задуматься над тем, что природные достопримечательности, красота которых так привлекает людей, тоже нуждаются в заботе. По существу, многие районы массового туризма в Кабардино-Балкарии, в Краснодарском крае и других регионах Кавказа и Средней Азии уже теперь и без особых затрат могли бы стать природными национальными парками, включив в себя турбазы и лагеря. Однако система туризма и экскурсий более озабочена выполнением планово-финансовых показателей и не стремится оказать реальную помощь природоохранному делу. Из-за ведомственных распрей страдают и природа, и люди.

Хочется надеяться, что система природных национальных парков разовьется постепенно по всей стране. Это, безусловно, будет на пользу и туризму, и заповедникам, которые перестанут наконец привлекать к себе массы населения. Ради самих людей заповедники должны быть прочно для них закрыты. Природные национальные парки - для отдыха, заповедники же - во имя науки и ради будущего. И все это, вместе взятое, - ради людей уже живущих и тех, кто придет в мир после нас.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru