Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Облавные охоты

Самые, пожалуй, распространенные из зимних видов охот - это различные облавы.

Облавой охотятся на крупных копытных зверей и на таких хищников, как волк, лисица или медведь; устраивают облавы и на зайцев. В зависимости от объекта охоты и местных условий облавы могут вестись по-разному: с применением флажков или без них, с подвижной или неподвижной линией стрелков и загонщиков и т. д.

Устраиваются облавы в лесных отъемах, степных балках и тому подобных местах, где, предполагают, находится та или иная дичь, которую нужно выгнать на стрелка либо на борзятника. Облавный способ применяется и тогда, когда требуется загнать дичь в специальные сети - тенета.

В зимнее время нахождение зверя в месте предполагаемой облавы уточняют по следам, обходя, или, как говорят, окладывая, эти угодья. Успех такой охоты определяет в первую очередь искусство окладчика - обычно егеря или наиболее опытного участника охоты. Ведь далеко не просто бывает разобраться в следах, сориентироваться на местности, чтобы не испугать, не стронуть сторожкую дичь; не просто определить и направление загона, предполагаемый ход зверя; важно правильно расставить стрелков.

Роль рядовых участников охоты - стрелков и загонщиков - в сравнении с ролью окладчика гораздо скромнее, хотя и от их умения, выдержки, дисциплинированности и меткого выстрела во многом зависит конечный результат охоты. В большинстве случаев, когда состав команды неоднороден, рядовые участники вынуждены ожидать результат работы окладчика на базе или в лесу у костра. В небольшой сработавшейся команде, где все участники умеют разбираться в следах и ориентироваться в лесу, выполнять активную роль окладчиков могут все или почти все. В подобных случаях старший в команде намечает разведочный - окладный - маршрут каждого охотника - это позволяет обойти сразу несколько участков, а потом сойтись в условленном месте и, обменявшись результатами разведки, устроить саму облаву.

Устроитель зимней облавы на зверя должен быть прежде всего хорошим следопытом; зачастую бывает недостаточно одного умения различать следы отдельных видов зверей. Чтобы разобраться в следах по-настоящему, при окладе нужно определять по следу любые изменения поведения дичи, тонко подмечать индивидуальные качества разных особей одного и того же вида животных; распознавать малейшие оттенки давности следов и многие другие детали.

На охотах в знакомых угодьях окладчику очень помогает знание излюбленных дневок зверя, его переходов, лазов и местных условий. В новых угодьях опытный охотник тоже сможет успешно подготовить облавную охоту, если он хорошо знает повадки дичи и за долгие годы охоты выработал чувство, которое помогает ему определять даже в незнакомой местности характерные участки жировок и лёжек дичи.

Мне довелось охотиться в Калининской области с известным охотником С. А. Соколовым. Приходилось не раз удивляться, почему старый волчатник не хочет проверить тот или другой соблазнительный, по общему мнению, отъём, а уверенно утверждает, что звери должны залечь в ином месте. Неоднократные проверки постепенно убедили всех участников облавы, что опыт охотника бережет ноги: старый следопыт всегда оказывался прав.

Если облавная охота готовится в охотничьем хозяйстве, то ей предшествуют несколько дней, а то и недель увлекательной подготовительной работы.

При подготовке облав на волков, лисиц и других хищников в первую очередь следует позаботиться о приваде. В зимнее время хищники не пренебрегают падалью, обнаружив приваду, они посещают ее систематически, а насытившись, обычно залегают на дневку где-либо поблизости. В качестве привады на хищников может быть использована любая туша павшего от не заразного заболевания животного или внутренности забитых на мясо овец, коров и другого скота; наконец, трупы иных животных. Такое "меню" вполне устроит и волчий выводок, но аппетит этих хищников настолько велик, что для них приходится думать и о более плотном угощении. Ведь волчья семья за две-три ночи оставит от конской туши лишь самые крупные кости: мясо будет съедено либо растащено и упрятано. Менее распространены привады на копытных и зайцев, но опыт передовых охотничьих хозяйств показывает, что подрубка осинника и другие виды подкормки привлекают животных, а следовательно, могут способствовать успеху облавы. Впрочем, на подкормку этих видов животных в большинстве случаев нужно смотреть не как на меру, подготавливающую охоту, а как на средство сбережения дичи.

Немало километров пройдет окладчик, не один круг замкнет в поисках зверя... Чтобы облегчить движение по глубокому снегу, а главное, чтобы проще было разбираться в следах, окладчик заблаговременно "нарежет" круги для предстоящих облав, при этом он не только проторит тропу или лыжню. Ведь окладчик одновременно примечает и затирает встреченные следы, что позволит при окончательном окладе в день охоты на ходу разобраться в свежих следах, приметить излюбленные лазы зверей, где будут поставлены стрелки, словом, поможет провести охоту быстро и успешно.

Казалось бы, труд окладчика незаметный; но он нелегок и увлекателен. И не случайно многие устроители охот считают для себя большей заслугой выставить зверя на номера, нежели лично убить его.

В зависимости от характера местности и вида дичи, на которую готовится облава, окладной круг может быть самых различных форм и размеров. В отдельных случаях это - крошечный лесной отъём, иногда - целый квартал, чаще же всего полквартала, что составляет в среднем около 50 гектаров.

Разумеется, такую территорию невозможно окружить стрелками, и поэтому, обойдя зверя, прежде приходится думать о том, как расставить охотников, чтобы обеспечить наибольшую вероятность удачи.

Даже под угрозой смертельной опасности звери бегут не куда глаза глядят, а определенными тропами; просеки же, поляны и другие места, где их подстерегают охотники, проходят в определенных местах - лазах. Организатор облавы должен уметь определить наиболее верные лазы, правильно расставить стрелков с учетом предполагаемого хода зверя и направления ветра, который может иногда выдать охотника, и так повести загон, чтобы дичь уходила от загонщиков не очертя голову, а спокойно, пользуясь при этом своими обычными переходами.

В наше время, когда на облавную охоту ездят сравнительно большие группы охотников - 10-15 человек, в большинстве случаев имеется возможность поставить стрелков на всех или почти на всех предполагаемых лазах. Труднее было егерям в дореволюционные годы, когда хозяин охоты требовал, чтобы зверь был выставлен именно на него или на определенного почетного гостя. В условиях таких охот нужны были обостренная наблюдательность и умение правильно определить верный лаз: зверя выгоняли на охотника, как на вожжах.

Применяемые на облавных охотах флажки, которые пугают зверя и помогают направить его в нужную сторону, - изобретение сравнительно недавнего времени. Потомственные егеря Псковской области в случаях, когда стрелков и загонщиков не хватало для перекрытия всех лазов, оставляли в местах возможного ухода зверя полушубок, шапку, рукавицу на палке или прочую свою одежду. Такая охота называлась охотой по псковскому способу.

Правильно организовать и направить загон - тоже искусство. Для этого нужно свободно ориентироваться на местности, хорошо разбираться в следах, помнить очертания оклада и расположение стрелковой линии, чутко реагировать на поведение зверя: вовремя усилить или ослабить нажим на него, зайти с нужной стороны и выгнать его на номера. Если загонщик работает в одиночку, он иногда не гонит, а буквально пасет зверя, навязывая ему свою волю. А при наличии нескольких загонщиков руководитель загона должен еще и направлять своих помощников, что тоже далеко не просто. Вот почему большинство опытных и заядлых егерей, закончив свои основные обязанности по окладу, отнюдь не стремятся стать на стрелковый номер; они предпочитают вести загон, хотя эта работа кажется непосвященному охотнику весьма скромной и менее ответственной.

Помимо опыта, от загонщика требуется много выдержки и физических сил. Зачастую ему надо пролезть сквозь невероятную чащобу по глубокому снегу или по таким зарослям, где лыжи только мешают. Если загон велик, а загонщиков всего один-два, приходится изрядно полазить. Помнится, в одном из подмосковных хозяйств после двухчасового хождения по непромерзшему лесному болоту загонщик отчаялся выгнать кабана, полагая, что зверь ушел тропой.

Но проверка показала, что зверь остался в окладе; однако зимний день короток, и повторить облаву было уже поздно... В другом случае один из опытнейших волчатников Москвы И. В. Грознов, будучи утомлен предшествующим преследованием зверя, погнал его слишком резко, и волчица в стороне от стрелков махнула через флажки.

Наибольшей популярностью среди охотников пользуются облавные охоты на лосей, кабанов, лисиц и волков. Наряду с этими традиционными охотами кое-где практикуются коллективные охоты загоном на лисиц, зайцев и на разрешенные к отстрелу виды боровой дичи. Такие облавы не требуют тщательной подготовки и предварительного оклада. Они проще и доступнее для любого дружного охотничьего коллектива. Линия стрелков устанавливается на одной из квартальных просек, а загонщики проходят сквозь квартал или его часть без предварительной проверки. В следующий раз роли стрелков и загонщиков меняются, вся охота проходит очень живо и увлекательно.

Еще в студенческие годы мы полюбили подобные охоты. В них могут принимать участие 10 и более человек. Охота эта не требует от участников особой квалификации, может производиться в любую погоду, очень подвижная и отнюдь не наносит большого ущерба дичи. При среднем урожае дичи дневные трофеи обычно не превышали 4-5 зайцев, 2-3 рябчиков; иногда к ним присоединялась и оплошавшая лисица. Спортивный же интерес в условиях такого шумного загона - своеобразной охотничьей лотереи - подогревался стремлением выиграть возможность выстрела по дичи.

В условиях приписных охотничьих хозяйств этот вид облавных охот заслуживает широкой популяризации: он позволяет, как говорится, отвести душу большому коллективу охотников, при взаимном контроле за соблюдением норм отстрела. Такие облавы не истребительны; не следует только допускать одновременного участия в них более 20 человек, а при расстановке стрелков и загонщиков фланги загона необходимо оставлять открытыми.

К описанным охотам загоном близки гаевые охоты, проводимые на Кавказе и в среднеазиатских республиках, а также загоны, вернее прогоны, отдельных балочек, колков, полезащитных полос и подобных мест, привлекающих дичь на дневки. В угодьях, богатых зайцами и лисицей, такие охоты достаточно интересны и могут быть успешными даже при участии двух-трех спортсменов.

Одним из важнейших моментов на облавной охоте является расстановка стрелков. Чтобы уравнять их охотничьи возможности на различных участках стрелковой линии, порядок занятия ими мест всегда определяется жеребьевкой. Стрелки тянут бумажки либо пыжи с написанными на них номерами, и, согласно выпавшему жребию, окладчик или старший команды последовательно указывает каждому охотнику его место (номер). Отсюда выражения: "пошли на номера", "зверь вышел на номер" и т. п.

Охотнику, вытянувшему начальный номер, предстоит меньше идти до места, но зато приходится дольше мерзнуть в ожидании гона; фланговые номера в смысле удобства охоты зачастую бывают неравноценны средним и, чтобы не нарушить известной справедливости, принято после каждого загона перемещать стрелков, имеющих неудобные номера: например, первый номер заменить средним, второй - первым и т. д.

Перед началом охоты старший в команде должен ознакомить всех участников с правилами безопасности и порядком проведения облавы. Выполнение всего этого обязательно при любом составе и опытности охотников всякий раз.

Направляясь на стрелковую линию, охотники обычно следуют за старшим команды гуськом по порядку номеров. Став на номер, стрелок должен осмотреться и выбрать наиболее удобное для наблюдения и стрельбы место. Затем он выясняет, как стоят соседи, и сам показывает жестом свое местонахождение. Если охотник не видит, где стоит на номере товарищ, можно пройти к нему и, уточнив его место, тихо вернуться назад.

Заняв номер, нужно отоптать снег, чтобы он не скрипел под ногой; если стрельбе мешают кусты либо ветка, их бесшумно срезают острым ножом, но отнюдь не ломают.

В дальнейшем, стоя на номере, необходимо соблюдать неподвижность и тишину. При приближении зверя ни в коем случае нельзя бесцельно шевелиться, заранее вскидывать ружье, чтобы преждевременно не испугать дичь.

Дикие звери и птицы чаще всего не замечают неподвижного человека, но тотчас реагируют на малейшее изменение позы охотника. При этом реакция дичи бывает настолько быстрой, что сплошь и рядом поспешный выстрел невыдержанного охотника не достигает цели.

Зрение животных очень своеобразно. Оно бывает чрезвычайно острым к малейшим изменениям в привычной для них лесной обстановке. Поэтому не нужно нагораживать на номере перед собой "для маскировки" ветки, лапник и прочие "украшения". Большинство наших зверей смотрят преимущественно понизу и, в отличие от человека, не умеют воссоздавать по. отдельным деталям вид целого предмета. Вот почему приходится иногда поражаться тому, как близко может подойти дичь к неподвижному человеку, стоявшему, казалось бы, на виду.

В поисках удобного места на номере не к чему забираться в кусты, под нависающие ветви или в иной чапыжник, где наблюдение и стрельба будут затруднены. Хорошо конечно, если можно стать за высоким пнем либо за выворотнем так, что они скроют до пояса. Но это отнюдь не обязательно. Плохо вставать за куст или дерево. Лучше занять место перед ними, так как на фоне кустов или деревьев человек в серовато-коричневой или цвета хаки одежде почти не заметен. Многие охотники склонны пользоваться белым маскировочным костюмом. Однако, когда такой стрелок стоит в белом на фоне зеленой елочки либо темных кустов, "маскировка" выглядит довольно курьезно... Белый халат, костюм хороши преимущественно в полях, в чистых березняках или при большой кухте на нижних ветвях.

Стоя у дерева, не следует опираться на него спиной. Для подготовки к выстрелу придется оттолкнуться от опоры, а малейший шорох может оказаться помехой.

Ожидать приближения зверя с ружьем на изготовку утомительно и бессмысленно; при приближении зверя поднимать ружье к плечу надо лишь тогда, когда тот не сможет увидеть движения стрелка, проходя за кустом, деревом, пнем или кочкой. Если же зверь идет все время на виду, подпустить его можно ближе, чтобы в последний момент вскинуть ружье для точного выстрела. Особенно важно соблюдать это правило при охоте на волка и лисицу. Мгновенная реакция этих зверей и умение использовать для прикрытия каждый куст или иное препятствие спасают их от чересчур нервозных и неосторожных охотников.

Облавные охоты, как и все виды групповых охот, обязывают участников соблюдать максимальную осторожность в обращении с оружием, а также и дисциплину. Распоряжения старшего команды или окладчика должны быть законом для всех участников охоты. Заряжать ружья разрешается только на номерах; по окончании загона ружья должны быть тотчас разряжены. Находясь на номере, нужно все время помнить о товарищах, стоящих справа и слева на стрелковой линии, и ни в коем случае не стрелять вдоль нее.

До окончания загона и соответствующего сигнала старшего команды сходить с номера не разрешается, хотя бы и был большой соблазн преследовать подранка или уточнить результат своего выстрела.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru