Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

За пушными зверьками

С образованием устойчивого снежного покрова кончается пора белковья. До этого голубые акробаты-белки торопятся запасти побольше кормов, жируют целыми днями, и разыскивать зверьков под силу даже молодой лайке. В декабре же белки больше отсиживаются в гайнах, и если собака не может искать по остывшему следу, не умеет находить зверьков в их убежищах, то добудешь с нею немного. Но умение к лайке приходит с годами, и не стоит сетовать на пса, если охотничьи трофеи в этот период сократятся по сравнению с ноябрем в два-три раза. Всему свое время...

Сейчас самая пора познакомить молодую остроухую помощницу с другими объектами пушного промысла, главным образом с мелкими куньими.

В результате многолетних охранных мероприятий в северных областях европейской России расплодилась куница, а к востоку от Урала - ее сибирский родич - соболь. Правда, добыча их ограничена и производится только по особым разрешениям - лицензиям, но тем не менее охота на этих ценных зверей уже стала массовой.

Среди лаек не часто встречается настоящая кунятница или соболятница, способная к многочасовому преследованию зверька по остывшему следу, к мастерскому выслеживанию его, когда он идет верхом, не спускаясь с деревьев, и к самостоятельному нахождению маленького хищника на дневке. Так охотятся лишь отдельные выдающиеся собаки, в большинстве случаев именно те, которых готовили специально к этому виду охоты, запрещая преследование белок, боровой птицы и другой дичи.

По повадкам и образу жизни куница и соболь очень близки. Правда, куница несколько чаще и больше ходит верхом, перебираясь и прыгая с дерева на дерево.

Преследовать этих красивых и ловких хищников по следам чрезвычайно интересно, и не только потому, что шкурка куницы, а тем более соболя - ценный трофей. Далеко не всегда зверь попадает в руки охотника: ведь короток зимний день, не всегда хватает светлого времени, чтобы вытропить зверя; то ли он уходит верхом, да так, что и не сумеешь выправить его след, либо он уйдет в каменистую россыпь, либо пойдет колодником... Да мало ли причин, из-за которых так часто уходит добыча, но и в этом случае тропление зверя доставляет любознательному охотнику много радости.

С волнением находишь свежие следы драгоценного зверя. Спешишь убедиться, что это прошли не хорь, колонок или норка, след которых мельче и не с таким округло-нежным рисунком, который оставляет пушистая "обувь" куницы или соболя. А как заманчиво проследить ночной путь ловкого хищника, такого скрытного и осторожного!

Вот протянулась ровная цепочка парных куньих следов, оставленная зверем, когда он неторопливыми прыжками пересекал бедное поживой березовое редколесье. Только в одном месте бег следов приостановился: куница вспомнила о дуплистой сушине, куда нередко залетают на ночлег синицы. Проверила - и безрезультатно, покопалась в древесной трухе дупла в поисках зимующих насекомых, насорила трухой под деревом. Дальнейший путь хищницы пролегал верхом: с сушины она перешла на березу - это ясно видно по сбитой кухте на ветвях и по снежной осыпи на целине, - затем пошла ельником, и вскоре след зверька потерялся. Приходится обходить чуть ли не весь лесной квартал в поисках выходного следа...

Вот куница метнулась в сторону, чтобы нырнуть в снег, мгновенно добраться до убежища полевок и растеребить их гнездо. Какому-то грызуну не повезло: на снегу застыла капелька крови. Но это слишком легкий ужин для хищницы, и ее следы ведут к ночлегу рябчика у давно неезженной дороги. Видно, как осторожно кралась куница, оставляя уже не парные, а строенные отпечатки следов. Вон она притаилась, готовясь к последнему пружинистому прыжку, но осторожна была птица. Выходное отверстие лунки с характерными штрихами от крыльев рассказывает о том, что добыча ускользнула из-под самого носа лютой охотницы. Столь же неудачной оказалась и попытка словить белку. Белка бросилась наутек из гайна, когда куница влезла на ель еще вполдерева. А тут беличий след на снегу, перекрытый последующим прыжком куницы, и, пожалуй, не сдобровать бы зверьку; но следы бешеной погони расходятся в березовом мелятнике возле следа лисицы. Не вовремя подвернувшаяся кумушка заставила куницу подумать о собственной безопасности, чем спасла белку.

А значит, не повезло и охотнику: сытый зверь мог бы залечь на дневку поблизости, голодный же может проходить всю ночь, сделав 15-20 километров; его не вытропишь за короткий день...

Как же ведет себя, напав на куньи следы, молодая неопытная лайка? Увы, она еще не знает этой охоты. Остывший след незнакомого зверя лишь ненадолго привлекает собаку, и, пройдя по нему несколько десятков шагов, она заинтересовывается встреченным следом белки. Первое время такая собака не помогает, а, скорее, мешает, затаптывая следы и отвлекая охотника. Лишь после нескольких удачных троплений, когда охотнику самому удается найти куницу на дневке - в беличьем гнезде в дупле или в куче хвороста, - выгнать ее из убежища и добыть на глазах у лайки, собака сама начинает искать и преследовать зверя. И вовсе не стоит огорчаться, тем более браковать собаку, если она почему-либо не реагирует на след или даже на свежий уход зверя на дерево.

Однажды в конце дня посчастливилось мне перехватить свежий след рано поднявшейся куницы. Молодая, но уже хорошо работавшая по белке лайка не заинтересовалась следом и ушла в поиски "своего" зверя. Пришлось тропить самому, и через полчаса удалось дойти до крупной ели в мелколесье, куда ушла куница, не оставив выходного следа. Лайка вновь была равнодушной к следу и залилась лаем только после того, как я ударил по стволу обухом топора и куница вихрем взлетела на вершинку. Тут бы ее и бить, но желание получше притравить к кунице собаку пересилило: еще удар топора - и зверь перемахнул на ольшину, затем на землю. Пес бросился, промахнулся и помешал стрелять. Так в этот день с куницей мы больше и не повстречались.

Лишь в конце недели после пороши удалось добрать зверя - мы обнаружили его на высокой сосне в брошенном соколином гнезде. Долго пришлось стучать топором, прежде чем хищница выскочила, блестя золотистой грудью в лучах солнца, чтобы после выстрела пасть в зубы собаке и оставить ей на морде пожизненную метину... С неопытной лайкой трудно ходить за куницей.

Проще притравить молодую собаку к мелким куньим зверькам, если сначала познакомить ее с хорем, а в условиях Сибири - с колонком. Последний особенно хорош тем, что его зачастую можно застать на ходу даже в дневное время. Хорьки и колонок удобны для притравки еще и тем, что они сравнительно многочисленны, ходят почти всегда по земле, ночные их переходы короче и поэтому зверей легче вытропить, а найдя в убежище, - чаще всего в корнях, под пнем либо в норе, - выгнать оттуда при помощи тонкого, но упругого металлического щупа - трости.

Зверьки эти злобны и отважны; они готовы броситься даже на человека, и выгнать их из убежища в зубы собаке обычно не составляет труда, разумеется, если зверек не укрылся в каменистых россыпях либо в колоднике, оставшемся на гари или вырубке.

Преследование хоря, колонка, норки, горностая и других мелких зверьков значительно проще охоты на куниц, но и здесь далеко не каждый выход на охоту бывает успешным. Помимо колодника и каменистых россыпей, зверьков зачастую спасают и другие убежища. Например, норку - пустоледник, часто образующийся у берегов озерных заливов и больших рек; колонка и хоря - стога на лесном покосе, которые предоставляют им отличные убежища и привлекают охотой на мышевидных грызунов; случается иногда, что след хоря приведет от лесной речушки и в деревню, да прямо под жилой дом, в подполье которого зверек остается на дневку.

Неудачи редко смущают истинного охотника. Преследование дичи, распутывание следов и познание ночной жизни леса настолько увлекательны, что, даже не взяв зверя, приходишь с охоты довольный результатами тропления, усердным поиском собаки, новой прочитанной страницей в книге природы.

Если преследование зверька привело вас к труднодоступному убежищу: норе, россыпи, стогу - или иному месту дневки хищника, неплохо поставить рядом на ночь капканы или иные самоловы. В отличие от большинства других зверей мелкие куньи мало опасаются ловушек и легко попадают в них, привлекаемые любопытством либо приманкой в виде мыши, мелкой птицы, рыбки и т. п.

В густонаселенных районах самоловы предпочтительны портативные, которые днем можно носить в рюкзаке, а вечером поставить и снять поутру. В отдаленных областях, где живы еще традиции таежников, самоловы строятся стационарные из подручных лесных материалов. Это преимущественно плашки и кулемки, которыми исстари промышляли пушных зверей народы Сибири, Дальнего Востока и европейского Севера.

В начале зимы, пока еще не заглубел снег, охота с капканами и другими самоловами имеет лишь второстепенное значение. Декабрь - время ходовых охот, облав, тропления, поиска с собакой, словом, активных и подвижных способов охоты. Но когда большие снега будут препятствовать поиску собаки да и ходьба человека, если нет проторенной лыжни, станет затруднительной, самоловы становятся одними из основных орудий охотника.

В последние годы, когда армия охотников-спортсменов сильно растет, а число промысловиков сокращается, любительская охота должна содействовать сбору пушного урожая на наших охотничьих просторах. Охота с капканами может быть столь же увлекательна, как и ружейная, она требует большой наблюдательности и знаний повадок зверей; как и все виды спортивной охоты, она включает элементы физической культуры, боевой и спортивной подготовки, например хождение на лыжах, ориентирование на местности и т. д. Эта охота доступна как юным, так и пожилым охотникам.

Неторопливая и созерцательная охота с капканами доставляет много удовольствия. Она может вестись после окончания наиболее массовых зимних охот: с собаками, облавой и других охот, которые привлекают огромное количество спортсменов, но из-за скученности ограничивают их доступ в приписные охотничьи угодья.

Охотничьи хозяйства, располагающие отличными угодьями, базами, штатом егерей, могут значительно увеличить свою пропускную способность и полезную отдачу путем привлечения охотников-спортсменов к пушному промыслу. Ведь известно, что на протяжении значительной части года базы пустуют, тогда как в иные сезоны они не могут вместить всех желающих. В то же время из-за недостатка промысловиков ежегодно государство недобирает много пушнины, хотя есть отпускники, пенсионеры, молодые охотники, которые могли бы принять участие в добыче ценного зверя.

Самоловами охотников могут обеспечить охотничьи хозяйства; штатные егеря научат и помогут в оборудовании ловчих путиков. Пусть за время отпуска охотник добудет немного шкурок, но ведь они войдут в государственный план заготовок пушнины, а сама охота с капканами будет отличным отдыхом среди природы.

Такая охота доступна даже для начинающего охотника.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru