Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

На лосей

В двадцатые годы всякий охотник, который уважал охотничье законодательство и любил природу, и не помышлял об охоте на лосей. Ведь лосей оставалось настолько мало, что многие считали их обреченными на вымирание.

Но своевременно установленный запрет добычи и действенные меры по охране этого редкого зверя спасли лосей - полезных животных, ставших подлинным украшением наших лесов.

Натуралисты и писатели-охотники дореволюционного времени считали встречу с лосем настолько примечательным событием, что посвящали этому целые рассказы, описывая, как и когда им удавалось увидеть в лесу живого лося.

Егеря подмосковного Заболотского охотхозяйства в тридцатые годы должны были повседневно следить за небольшим тогда стадом лосей, состоящим из нескольких голов, сообщая руководству и егерям соседних обходов о каждом перемещении зверей и передавая их друг другу под охрану, как эстафету. А сейчас лосей можно встретить на любой загородной прогулке и даже в черте крупных городов, в парки которых они заходят систематически.

К настоящему времени лоси стали одним из основных видов охотничьих зверей лесной зоны и ежегодно расширяют исконный ареал своего обитания, проникая в островные леса Украины, среднеазиатских республик и на Кавказ.

В связи с увеличением численности лосей возникла необходимость рационального использования их, и вот уже около двух десятилетий на них производится лицензионная охота.

Особенно много этих зверей стали отстреливать за последние годы; почти в каждой области лесной зоны их добывают сотни и тысячи. При этом численность лосей растет, особенно в тех районах, где сводятся старые леса и появляются обширные зарастающие вырубки - излюбленные места выпаса сохатых.

Распространена охота на лосей облавой - с участием коллектива охотников из 10-15 человек: трое-пятеро участников выполняют роль загонщиков, остальные занимают стрелковую линию.

Обложить лося, пожалуй, проще, чем любого другого зверя наших лесов. Эту задачу облегчают величина его громадного, характерного, следа (животных легко тропить) и особенности поведения...

Лоси - спокойные, даже флегматичные звери, которые отлично уживаются рядом с человеческими поселениями (во всяком случае в лесной полосе европейской части страны). Здесь лосям не свойственны дальние перекочевки. Если зверей не преследуют браконьеры, то они без особой опаски относятся к человеку. В случае тревоги лоси отнюдь не стремятся уходить далеко и, отойдя один, два, три километра от опасного места, вновь останавливаются на лёжку или на жировку.

Казалось бы, что облавная охота на лося неинтересна. Но охотника привлекают возможность побывать на коллективной охоте, подышать свежим воздухом, а при удаче и свалить лесного великана: ведь из команды выстрел достанется лишь одному, редко двум стрелкам, и не всякий охотник имеет в списке своих трофеев такого зверя.

Заманчиво добыть на память и красивые рога, тем более что ими обладают далеко не все самцы.

Праздничная обстановка коллективного выезда на охоту, полная взволнованного ожидания, ответственная роль стрелка и просто возможность встречи с природой привлекают на лосиные облавы как молодых, начинающих, так и искушенных охотников.

Задолго до предполагаемого выезда на охоту руководителям охотничьего коллектива нужно позаботиться о получении лицензии на отстрел лося, составить список участников, наметить район охоты, решить вопрос о транспорте, о ночлеге, словом, хорошо подготовиться.

Там, где зверя много, удачную охоту можно провести и без предварительной разведки. Но ведь нельзя оставлять на волю случая охоту целого коллектива. И поэтому кто-нибудь из опытных следопытов старается заблаговременно выехать в охотничье хозяйство, чтобы разведать угодья, договориться в деревне о ночлеге для своих товарищей.

И вот в субботу вечером команда уже на месте. Легкий товарищеский ужин за неизменным самоваром, инструктаж о порядке предстоящей охоты и правилах безопасности, знакомство со схемой угодий, а также воспоминания и рассказы о предыдущих охотах не позволяют уснуть далеко за полночь.

А на рассвете, пока рядовые охотники еще чаевничают, окладчик - один или с опытными и легкими на подъем участниками - уже в лесу: им нужно немало пробежать пешком или на лыжах, чтобы проверить, есть ли зверь в намеченных окладах.

Часам к десяти в заранее условленном месте собираются все охотники. Окладчик и его помощники обмениваются результатами своих наблюдений, решают, где начинать охоту, как расставить стрелков и как вести загон. Коротко совещаются...

Оклад невелик, и чтобы не стронуть, не испугать лосей при заходе загонщиков, руководители облавы принимают решение сначала расставить стрелков на широкой просеке с подветренной стороны.

Старший команды, уже знакомый с местом, ведет стрелков. Окладчик остается с загонщиком, чтобы повести стрелков, как условлено, через десять минут после их ухода. Охотники сверяют часы и, осторожно ступая, след в след, уходят на линию.

Идущий впереди старший жестами и шепотом указывает каждому его номер на просеке, обращая внимание стрелков на старые звериные переходы, которыми могут воспользоваться лоси.

Томительно тянутся на номере Минуты в ожидании начала загона, лесной покой невольно навевает дремоту... Но вот на лесину с характерным шорохом крыльев прилетел дятел в сопровождении стайки синиц - сонливости как не бывало.

Успевают застыть руки и онеметь ноги. Придерживая ружье под мышкой, стараешься согреть кисть правой руки, запрятав ее под полу охотничьей куртки и под свитер. А чтобы полегче было стоять, то и дело переносишь тяжесть тела с одной ноги на другую, не отрывая подошв от снега.

Вдруг напряженную тишину разорвали серебряные переливы охотничьего рога окладчика. И тотчас справа и слева подхватили загонщики. Забыв про озябшие руки и онемевшую ногу, напряженно вслушиваешься в звуки приближающегося гона, стараясь уловить характерное короткое потрескивание веток и легкий шорох снега под ногами таких могучих и в то же время легких в движении зверей.

Слышно, как в ближнем ельнике треснул сучок и протрещала сорока - видимо, звери мечутся в круге, не решаясь выбрать направление для лаза, а может быть, и не спешат уходить, давно привыкнув к голосам лесозаготовителей на ближайшей вырубке.

Голоса загонщиков все ближе, выстрелов пока не слышно. Неужели звери вышли на фланги, минуя стрелков?

Напряжение нарастает, и тут на просеку выкатывает беляк, мягко отмеряя саженные прыжки по рыхлому снегу. Он ошалело подскочил почти к ногам застывшего в неподвижности стрелка, присел, прислушался и не спеша запрыгал через просеку, так и не углядев перед собою "заклятого" врага - охотника.

Проводив зверька глазами, скорее чувствуешь, нежели слышишь, легкий шорох в зарослях хвойных мелочей, откуда ведет старая тропа лосей. Еще мгновение - ив просвете между деревьями шагах в восьмидесяти показывается голова зверя и замирает прислушиваясь: обычная манера лося - настороженно затаиться и оглядеться, прежде чем перейти открытое место.

Сжимаешь ружье, мелькает шальная мысль: стрелять в голову наудачу... Но этого нельзя делать: выстрел в голову, как правило, калечит зверя и не кладет на месте. У лося, довольно крупной цели, убойное место у левой лопатки - небольшое, с кулак.

Наконец, лось шевельнул ушами и легкой рысцой продвинулся к линии стрелков еще шагов на двадцать. Сейчас он будет проходить мимо елки, и тогда можно будет вскинуть ружье... Но что это? Следом спешит другой зверь, поменьше. Неужели лосенок? Стрелять нельзя. Хотя подросток и питается самостоятельно, он еще многому должен научиться от матери - и осторожности, и поискам кормных мест. Остается лишь порадоваться, что вовремя заметил звереныша... Мать и лосенок неторопливо проходят всего в двадцати шагах.

Снова шорох: следом за ушедшей парой движется еще один крупный зверь. Рогов не видно, неужели опять лосиха? Какая громадина! Остановившись перед просекой, зверь поворачивает голову и тут показывается рог, да какой разлапистый! Значит, один рог уже успел сбросить.

Ну, не зевай, охотник! На мгновение голова зверя скрылась за большим кустом можжевельника, ружье уже наготове. Однако лучше выждать, чтобы лось повернулся боком. Ведь выстрел по голове - бессмыслен, а спереди в грудь - неверен. Тропа поворачивает, и зверь виден в профиль. Расстояние сорок шагов; вернее всего бить по лопатке.

После выстрела лось слегка оседает, как бы поскользнувшись, второй выстрел тоже не останавливает великана, и он скрывается за деревьями.

Хочется побежать, посмотреть следы лося, попреследовать его, но приказ руководителя облавы был строг: до конца загона, до команды "Отбой!", сходить с места нельзя. Впрочем, ждать недолго - загонщики уже выходят на линию стрелков.

По следу моего зверя выходит окладчик. Он наклоняется, разглядывает и поднимает что-то. Это прядь лосиной шерсти, срезанной выстрелом; пятью метрами дальше поднимает вторую. Кричит, что первым выстрелом попал хорошо, а повторным обвысил - состриг прядку волос с загривка.

Мы идем по следу уже метров сто, а крови нет. Неужели промах? Какой стыд - подвел всю команду... Но вот крупный след зверя свернул с тропы, которой прошла предыдущая пара - лосиха с лосенком - и завилял между кочек в болотине. А вот и сам лось завалился возле куста. Бегу к нему, но окрик окладчика напоминает об осторожности. Уши лося висят свободно, а не прижаты, как у зверя, притаившегося для последнего мстительного броска. Осторожно, держа ружье наготове, захожу сзади и разглядываю поверженного великана, потом трогаю обмякшую тушу ногой, дотрагиваюсь до оставшегося рога, берусь за него крепче, слегка поворачиваю голову... и вдруг рог остается у меня в руках...

Подошедшие товарищи поздравляют с удачей, кто-то разводит костер; начинаем свежевать зверя, а наш хозяин - загонщик, - у которого мы остановились в деревне, спешит домой, чтобы прислать лошадь и позаботиться об ужине...

* * *

Если коллективные облавы на лосей, в которых ежегодно участвуют сотни, а может быть, и тысячи охотников-спортсменов, стали своеобразными традиционными встречами с природой, с ее глухой, лесной экзотикой, то охота с лайкой или тропление зверя по следу, когда в этом участвуют один, два, три охотника, полны иной прелести. Тут осторожности, быстроте и звериной мощи дикого животного противопоставляются человеческая воля, знания, выдержка и физическая подготовка. И не удивительно, что такие охоты при всех трудностях увлекают несравненно сильнее, нежели более спокойные и расчетливые облавы.

Самая живая и веселая из этих охот - выслеживание лосей с лайкой.

Собака должна самостоятельно найти зверя, молча преследовать его, если он уходит, а когда он остановится, облаивать до подхода охотника. Кажется, что все очень просто. Ведь почти каждая лайка при встрече с лосем старается догнать зверя и лает на него с большим азартом. Однако далеко не многие собаки подлинные мастера такой охоты; каждый же из выходов за зверем полон неповторимых и непредвиденных случаев.

Ходячее выражение о том, что собака хорошо "держит" зверя, нельзя понимать буквально. Когда лось хочет уйти, остановить его не может даже свора, но если он не видел охотника, а рядом вертится и лает собака, зверь попросту не боится ее и не склонен спасаться бегством. Опытная зверовая собака должна обладать широким поиском, хорошим чутьем и слухом, чтобы находить лося прежде, чем он сам услышит охотника и начнет убегать, удвоив свою осторожность.

Приблизившись к лосю, лайка старается подойти к нему спереди и осторожно облаивает его, "уговаривает", как говорят охотники. Могучему зверю не нравится беспокойное существо - собака, он угрожающе бьет о землю копытами, иногда даже бросается на нее, либо стремится уйти, или стоит, как бы игнорируя своего настойчивого преследователя. А лайка вертится перед ним как юла, призывая хозяина звонким лаем, или же молчком провожает великана, идя стороной, когда тот вдруг решительно уходит...

В зависимости от местности и поведения зверя охотнику надо то ли крадучись приблизиться на выстрел с учетом направления ветра, то ли перехватить лося на ходу, заранее предугадав его путь.

Множество неудач подстерегает охотника в часы такой охоты: то невзначай подшумишь зверя, то его насторожит дуновение переменчивого ветерка; иной раз осторожный рогач-отшельник пойдет наутек, да так, что и не подойдешь к нему за короткий декабрьский день. Зато сколько впечатлений и наблюдений дарит такая охота! Для того чтобы добыть действительно редкий трофей с красивыми ветвистыми рогами или иметь возможность вести селекционный отстрел животных в охотничьем хозяйстве, эта охота представляет наилучшие возможности.

При отсутствии лайки и по многоснежью, затрудняющему охоту с собакой, охотятся на лосей и по следам, стараясь скрытно подойти к зверю на лёжке или на жировке. Наиболее успешна такая охота в мягкие неморозные дни, когда ступаешь по снегу совершенно неслышно, а также в метель, которая, правда, заметает следы, но зато облегчает скрадывание зверя, и, как ни странно, охота бывает успешной и в сильные морозы, когда температура падает ниже 30°. В последнем случае лоси ведут себя на первый взгляд необычно: то стоят или жируют, как сонные, забывая об осторожности, то ни с того ни с сего срываются с места и начинают бежать несколько десятков метров, да таким махом! И вдруг снова видишь их остановившимися, спокойно пасущимися...

Наблюдения и опыты физиологов показали, что странное поведение лосей при низких температурах происходит оттого, что лесные великаны в морозные дни не сводят своего теплового баланса: ни теплая шуба, ни круглосуточная жировка не спасают животных от леденящей стужи. При затяжных холодах обычная температура тела лося иногда снижается даже до 34°; вот он и теряет осторожность и вынужден то отлеживаться в снегу, то согреваться движением, чтобы затем с жадностью навалиться на ивовый корм. Кстати, в мороз лоси всегда выходят на ивняки, поскольку грызть перемерзшую кору осин не просто, а ветви мелкого осинника в такие дни колятся на зубах, как стекло. Ивняк же мягче, доступней для лосиных зубов, а к тому же и питательнее.

Тропление отдельного лося и преследование с лайкой могут сочетаться с окладом нескольких зверей и нагоном, если в этих активных и подвижных охотах участвуют не один, а два-три охотника. Большее число спортсменов в охотах с подвижной линией стрелков нежелательно, так как при этом увеличивается опасность неосторожного выстрела в сторону товарища.

Итак, в декабрьское первозимье большинство охотников посвящают себя как охоте с лайкой по пушному зверю, так и охоте на лосей, а также и стрельбе лисиц и зайцев из-под гончих. Впрочем, последние охоты являются продолжением позднеосенних охот с гончими и отличаются лишь тем, что от собак требуют большего чутья и выносливости в поиске по заглубевшим снегам.

Охотник
Охотник

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru