Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Человек высокого долга (Р. Дормидонтов)

Хусейн Чоккаевич Залиханов был уже известным альпинистом и директором туристеко-альпинистского комплекса Приэльбрусья, когда я впервые познакомился с ним, начав с просьбы устроить меня на несколько дней в альплагере. Было это поздним вечером. В ущелье с вершин опустился холодный воздух, а гостиница "Иткол" манила теплом и ярким освещением. В фойе о чем-то разговаривали Залиханов, два-три известных журналиста и, не помню его фамилии, кто-то из московских писателей. Я был незнаком и неизвестен им, к тому же, остановившись в ожидании перед ними, мешал беседе. И все же Залиханов выслушал меня и тотчас помог: я получил одноместный номер в "Терсколе".

С тех пор прошло много лет. В шестидесятых годах я работал в горах, под Нальчиком, потом часто приезжал туда, познакомился с обширными окрестностями Эльбруса, с характером гор, испытал и свои собственные силы и еще много раз обращался за помощью к Залиханову, ставшему начальником Госохотинспекции Кабардино-Балкарии.

X. Ч. Залиханов
X. Ч. Залиханов

В последний мой приезд он сам сопровождал меня в поездке в район Чегемских водопадов. В тот год из-за частых ливневых дождей Чегемское ущелье в нескольких местах перегораживали сели. Дорожные знаки предупреждали о повышенной опасности и запрещали проезд, но мы ездили по служебным делам, и мне удалось осмотреть и сфотографировать все, что меня интересовало. На обратном пути остановились на небольшой поляне над бурлящим Чегемом. Хусейн Чоккаевич достал из багажника арбуз и разрезал его так, что он стал похожим на только что раскрывшийся цветок лотоса. Потом мы разговорились о проблемах охраны природы Центрального Кавказа, и, к моему немалому удивлению, оказалось, что в Кабардино-Балкарии обитает около двухсот зубров, примерно, шесть тысяч косуль, тысяча оленей, около двадцати тысяч туров, пятьсот серн, десять тысяч кабанов, более шестисот бурых медведей, тысяча двести фазанов, двенадцать тысяч уларов и много других животных. Меня не застало врасплох это разнообразие: с медведем я встречался всего в двенадцати километрах от Нальчика, на кабанов охотился в пяти километрах от северо-кавказской шоссейной дороги, фотографировал грифов и белоголовых сипов, но такое обилие... Было чему удивиться. Охранять природу от разномастных браконьеров - задача не из легких. Задерживать браконьеров на воде или на любом открытом месте не просто, а в горах сложнее во сто крат. Из-за обычного многократного эха трудно понять, где стреляют, бегать по горам невозможно, а для того, чтобы прятаться от преследования, возможностей сколько угодно: в лесу огромные стволы буков и местами густые кустарники, в горных степях и альпийских лугах - скалы, пещеры... Несмотря на это, егеря Госохотинспекции в том году задержали около двухсот браконьеров. Бывало, и егерю приходилось отступать, когда его обстреливали из укрытия. Наверное, поэтому сегодня егеря все чаще охраняют угодья не в одиночку - берут с собой общественных инспекторов.

Хусейн Чоккаевич добился оснащения своих сотрудников нарезным оружием, мощными мотоциклами, вездеходными автомобилями. Он дает возможность егерям заниматься своими домашними делами (семьи у них большие, зарплата невысока, приходится много времени уделять приусадебным хозяйствам), но он требует и неукоснительного выполнения их прямых обязанностей. По первому его телефонному звонку егеря готовы ехать на выполнение любого задания: проверить тот или иной район или готовить и проводить коллективную охоту, учитывать численность животных или сопровождать по угодьям приезжего корреспондента. В роли последнего я ездил с егерями Госохотинспекции в долину реки Малки, и в заказник, и в ущелье Адырсу, где видел туров, серн, уларов...

На обратном пути от Чегемских водопадов мы продолжали беседу и я спросил:

- Охрана природы - это ведь не только борьба с браконьерами. Я сам много раз убеждался в том, что нерадивые хозяйственники часто наносят гораздо больший вред природе. А как у вас?

- Да, - задумчиво ответил Хусейн Чоккаевич. - Нам приходится, например, бороться за сохранение наших буковых лесов.

Болит душа у Хусейна Чоккаевича за родную природу. То лесникам приходится доказывать, что нельзя рубить сук на котором сидишь, то совхозных руководителей нужно одернуть, чтобы осторожнее были с ядохимикатами (случались массовые отравления диких животных), а то хлопот не оберешься с турбазами и альплагерями, - возрастает поток отдыхающих к всемирно известным местам Кавказа: к Эльбрусу, Голубым озерам, Безенгийской стене, а это приводит к захламлению, вытаптыванию лесов и лугов, мешает их естественному возобновлению. Приходится ограничивать, регламентировать туризм, открывать новые заказники, усиливать охрану...

На все хватает времени у Хусейна Чоккаевича, а ведь он не только начальник Госохотинспекции, он заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР по альпинизму и горнолыжному спорту, почетный судья и заслуженный работник культуры РСФСР. Ему уже за шестьдесят... Видно, крепкая горская закваска передалась ему от отца, который поднимался на Эльбрус 209 раз, а последнее восхождение совершил, когда ему было уже больше ста лет!

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru