Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Охота подманиванием (с чучелами)

Охотника не всегда устраивает пассивное ожидание дичи, и он часто прибегает к различным ухищрениям, направленным на то, чтобы подманить к себе тех животных, которые находятся от него вне достигаемости выстрела. Приемов для этого существует много. Было время, когда, укрывшись недалеко от воды, на которой плавала утиная стая, охотник выпускал на берег обычную собачонку-дворняжку. Бегая недалеко от спрятавшегося охотника, она привлекала внимание птиц, и те, заинтересованные ее появлением, плыли к берегу. Приближались они, конечно, не вплотную, но достаточно близко для того, чтобы их достал заряд крупной дроби. Считалось даже, что наиболее пригодные для такой охоты собаки рыжего окраса, которых утки якобы принимают за лисиц. В прошлом в охотничьих магазинах продавались специальные воздушные змеи, сделанные в форме парящего орла. В рекламе указывалось, что поднимаются они при малейшем дуновении ветра и, будучи запущены в воздух, дают возможность подходить близко к самой сторожкой дичи, так как последняя, опасаясь мнимого врага, боится подниматься на крыло. Сейчас такие приспособления удается увидеть разве что в музее. Однако многие средства подманивания дичи сохранились и широко используются охотниками во время охот.

Уже месяца полтора прошло после открытия охоты на уток. Охотники стреляли их с подхода, обходя берега водоемов или по колено, а то и по пояс в воде пробираясь среди осок и хвощей мелководий. Охотились с подъезда, проталкивая лодку по узким протокам от одной укромной заводи к другой сквозь зеленую щетку камышей и колючие ковры телорезников. Стояли на перелетах, караулили птиц на полях зерновых культур и на потаенных плесах, куда утки собирались на дневку.

Теперь всему этому приходит конец. Взматеревшая дичь начала табуниться на чистой воде, где подобраться к ней незаметно почти невозможно. Не только кряквы, но и простодушные чирки редко подпускают на расстояние верного выстрела. Осложнилась и стрельба на перелетах - умудренные горьким опытом птицы совершают их почти в полной темноте после захода или задолго до восхода солнца и зачастую так высоко, что уже и крупная дробь не помогает.

Тем временем первые заморозки разрисовали лесные опушки невообразимой пестротой осенних красок. По утрам поникшие травы серебрятся от инея, а днем при солнце сотни маленьких паучков суетятся на концах камышин и ждут ветра, чтобы на паутинной нити-парашюте отправиться в полет к какой-то одним им ведомой цели. Над холодно-синеющей или свинцово-серой гладью вод все чаще появляются стайки не встречавшихся нам раньше шилохвостей, гоголей и чернетей. Начался осенний пролет, и с мест северных гнездовий водоплавающая дичь двинулась к югу. Вот тут и наступает лучшее время для охоты на уток с чучелами.

Охота эта известна с незапамятных времен, о чем свидетельствуют деревянные подобия уток, которые попадаются археологам при раскопках древних поселений человека. Там, где вдоль морских побережий, крупных рек или озерных систем искони пролегали пути пролета водоплавающих, утиные чучела - это обязательная часть снаряжения местных охотников и техника их использования общеизвестна. Однако среди тех, кто лишь приезжает в эти места на охоту, правильно организовать ее умеют далеко не все.

Ночь, шуршание и шелест тростников, куртины которых смутно чернеют во мраке, еле заметное мерцание темной воды, промозглая, предрассветная сырость. Охотник направляется туда, откуда до него доносится многоголосое кряканье и шлепанье крыльев собравшихся на ночевку уток. Эти звуки по мере приближения охотника становятся все более ясными и, наконец, впереди, справа и слева начинают шумно взлетать потревоженные появлением человека не видимые в темноте птицы. Их много, и охотник решает остаться в этом богатом месте. Он выбирает более или менее чистый плес, высаживает чучела, забирается в какое-нибудь укрытие и ждет, преисполненный самых радужных надежд.

Светает, где-то прогоготали гуси, прозвенела в поднебесье стайка гоголей, совсем рядом с унылым хныканьем возятся в зарослях лысухи. В затянутых утренним туманом кундраках (зарослях ежеголовки, ситника и хвощей по мелководьям) все активнее перекликаются кряквы и первые, еще молчаливые чайки, точно призраки, протянули в сторону большой воды.

На посветлевшем небе то и дело начинают мелькать табунки поднявшихся с ночевки уток. Наш охотник с тем или иным успехом уже сделал несколько выстрелов. Но коротки минуты утреннего лета дичи в выбранном им месте. Рассвело, и над коричневато-зеленой щеткой кундраков, над желтеющими тростниками и рыжими рогозами небо опустело. Только чайки с истошными воплями вьются в воздухе и падают к воде, ссорясь из-за добычи, да вороны кружатся над зарослями, высматривая подранков. Идет время, а дичи нет, и все тоскливее становится бесплодное ожидание. А где-то стреляют, кто-то охотится, и наш герой решает сменить место. Собрав чучела, он гонит лодку через кундраки и через некоторое время вновь начинает поднимать из них довольно много кряковых и чирков. Часть их улетает, остальные снова садятся в каких-нибудь двухстах-трехстах метрах. Соблазн велик, дичь вот она, рядом. Куда еще ехать? Опять высаживаются чучела, опять охотник затаивается в укрытии и опять сидит без выстрела. Человек усидчивый может потратить здесь весь день. Тот, кто не отличается терпением и жаждет деятельности, может до вечера гоняться по кундракам за перемещающимися по ним крякухами в надежде, что хоть одна из них подпустит его на выстрел. Оба охотника совершают одну и ту же ошибку - пробуют охотиться там, где никакой охоты быть не может. Дело в том, что поздней осенью кундраки - это лишь ночные пристанища водоплавающей дичи. С рассветом большая часть уток улетает отсюда на открытую, чистую воду, а те, которые остаются, предпочитают не подниматься в воздух, не летают и, следовательно, не замечают чучелов и не подлетают к ним. Днем дичь концентрируется на чистинах - обширных лишенных высокой растительности плесах, где кряквы, шилохвости, чирки, красноголовики, чернети и многие другие виды уток до вечера отдыхают на водной глади, то и дело с гулом взлетают потревоженные какой-нибудь реальной или мнимой опасностью. Именно здесь, вблизи от таких скоплений дичи, чучела могут "работать" в полную силу. Именно сюда нужно стремиться, не соблазняясь многочисленностью еще не покинувших мест ночевки уток. Недоступность рассевшихся на открытой воде утиных скопищ далеко не абсолютна. Понаблюдайте, и вы заметите, что к ним и от них временами то подлетают, то отлетают одиночки и группы птиц. Иногда потревоженная появившейся лодкой или охотящимся пернатым хищником вся масса дичи с гулом взмывает в воздух, и тогда на несколько минут над чистиной во всех направлениях проносятся табунки уток.

В поисках такого места есть смысл пожертвовать не только утренней зорькой, но и целым днем охоты, так как будущая удача вознаградит вас за эти потери с избытком. Отыскать такое место не так уж трудно. Первый указатель - это направление утреннего лёта дичи, причем преимущественно тех стай, которые летят сравнительно невысоко, потому что чем ниже идут птицы, тем обычно ближе место, где они собираются сесть на воду. Высмотрев, над какими участками плесов и куртинами водной растительности наиболее часто проходят табунки, охотник отправляется туда и ищет какой-нибудь отдельно стоящий на чистой воде куст, где он может надежно укрыться от зорких глаз уток. Это не всегда бывает просто, но обычно все же удается, особенно если не нужно прятать лодку, а можно охотиться со скамеечки-сидушки, втыкающейся в дно. Не беда, что, направляясь к выбранному укрытию, охотник разгонит всех сидящих вокруг уток - через некоторое время они обязательно начнут возвращаться на облюбованное место.

Но вот подходящий куст найден. Охотник устраивается в нем так, чтобы, с одной стороны, быть хорошо замаскированным, с другой - самому иметь широкий обзор, обламывает мешающие смотреть камышины и, только полностью подготовив место засидки, приступает к высадке чучел.

В принципе чем больше чучел, тем лучше, но и 10-12 штук уже обеспечивают нормальную охоту. Какими же должны быть утиные чучела и как ими следует пользоваться? Широкое распространение охоты с чучелами долгое время тормозилось отсутствием в продаже хороших чучел, их дороговизной и трудоемкостью изготовления. Охотникам, живущим в значительном удалении от угодий, мешали также громоздкость и большой вес чучел, изготовленных из дерева. Десяток чучел весили 5-6 кг и с трудом помещались в большой рюкзак. Попытки уменьшить массу чучел путем выдалбливания их внутри хотя и делали их легче, но не меняли их объема, а, кроме того, снижали прочность чучел.

В начале 50-х годов текущего столетия в г. Омске впервые было освоено производство пустотелых утиных чучел из резины. Их преимущества перед поделками из дерева были неоспоримы. Главное, они были в 3-4 раза легче (табл. 4).

4. Масса утиных чучел, изготовленных из разного материала
4. Масса утиных чучел, изготовленных из разного материала

Кроме того, резиновые чучела оказались очень портативными и значительно более дешевыми. Два-три чучела легко помещаются в кармане куртки, а в небольшой рюкзачок их можно сложить до десятка. По форме, размерам и раскраске первые партии чучел были настолько удачны, что высаженные на воду создавали полную иллюзию живых уток. Резиновые чучела сразу же стали пользоваться громадной популярностью, и на них появился очень большой спрос. Понятно, что один завод в г. Омске не в состоянии был удовлетворить потребности всей массы охотников нашей страны, поэтому в других городах, в том числе и в Москве, ряд предприятий приступил к выпуску дефицитной продукции. Однако вместо того, чтобы просто скопировать великолепные омские образцы, указанные предприятия предпочли создать собственные, но справились с этой задачей, мягко говоря, неудачно. Изготовленные в первые годы и изготовляемые до настоящего времени чучела лишь весьма отдаленно напоминают тех птиц, которых должны изображать. Они не выдержаны по размерам, форме и очертаниям, очень плохо раскрашены. За неимением лучшего их все-таки покупают, но охотники все больше и больше в них разочаровываются: эффективность использования этих чучел на охоте очень низка - гораздо ниже, чем чучел производства г. Омска (табл. 5).

5. Сравнительная эффективность использования утиных чучел разного качества
5. Сравнительная эффективность использования утиных чучел разного качества

Материалы, приведенные в табл. 5, были получены в один и тот же день, на двух смежных плесах одного и того же водоема. Количество высаженных чучел в обоих случаях было одинаковым, но к плохим чучелам подворачивало вдвое, садилось втрое меньше уток, чем к хорошим. Таким образом, для недовольства охотников имеются все основания.

Складывается нелепейшая ситуация; делая очень удобные для охоты резиновые чучела уток плохими, выпускающие их предприятия толкают охотников на возврат к прошлому - на изготовление тяжелых, громоздких, но хороших по внешнему виду деревянных чучел. Вопрос о том, как самому сделать хорошее утиное чучело, задается сейчас постоянно, и, поскольку представители предприятий, изготовляющих резиновый брак, глухи к голосу критики, на этот вопрос необходимо ответить. Теперь делать чучела уток можно не только из дерева - появился материал более легкий и удобный, а именно пенопласт. Однако достать нужный его сорт не всегда легко, и поэтому мы все же начнем с дерева.

Для изготовления чучел более всего подходит липа - она легка, хорошо поддается обработке и мало колется. Чурбачки для чучел нужно заготовлять заблаговременно. Не снимая коры, дать им хорошенько высохнуть и только потом приступать к обработке. В зависимости от того, какого вида чучело вы собираетесь сделать, заготовки должны иметь длину от 20 до 35 см и диаметр 18- 20 см. Их нужно очистить от коры и каждую расколоть вдоль на две равные по толщине половинки - из каждой выйдет тушка чучела (головки делаются из отдельных кусков дерева). Вырезав из плотной бумаги или картона два шаблона (рис. 7), изображающих форму будущего чучела сбоку и снизу, их очертания переносят на заготовку и с помощью топора, стамески или ножа все дерево, выходящее за границы рисунка, снимают. Затем также вчерне вырезают головку и в нижний ее срез (сделав в нем предварительно отверстие) вставляют на клею выступающую наружу на 2-2,5 см палочку; В срезе шеи на туловище чучела высверливают для этой палочки отверстие так, чтобы головку можно было соединить с туловищем. Сделав это, приступают к окончательной отделке чучела рашпилем и наждачной бумагой. Все щели и неровности шпаклюют, и чучело промазывают горячей олифой и просушивают. В его дно в 4-5 см от переднего края вбивают металлическую петельку для привязки. Когда чучело делают из пенопласта (пригодны только твердые мелкопористые его сорта), последовательность всех этих операций не меняется. Отпадает только необходимость в топоре и стамеске - ножа оказывается совершенно достаточно.

1 - вид сбоку (а - речная, б - нырковая утки), 2 - вид снизу (а - речная, б - нырковая утки), 3 - вид тушки и головы чучела (а - тушка спереди, б - голова речной и в - нырковой уток сбоку, г - голова спереди)
1 - вид сбоку (а - речная, б - нырковая утки), 2 - вид снизу (а - речная, б - нырковая утки), 3 - вид тушки и головы чучела (а - тушка спереди, б - голова речной и в - нырковой уток сбоку, г - голова спереди)

Хорошее чучело должно абсолютно ровно, без какого бы то ни было крена держаться на воде. Для этого еще до окраски нужно его уравновесить, вбивая в дно чучела с той или другой стороны дробинки. После того как чучело высохнет, можно приступать к его окраске масляными красками. При этом совершенно не обязательно воспроизводить рисунок отдельных перьев, нужно К только правильно передать цветом и контуром характерные для данного вида уток особенности окраски. Охоту с чучелами проводят весной или во второй половине осени, т. е. в те периоды, когда все либо какая-то часть селезней водоплавающей дичи одета в свой основной яркий наряд. Поэтому часть чучел нужно раскрашивать под селезней. Чтобы после покраски чучело не блестело (это всегда пугает подлетающих к нему уток), нужно протереть его тряпочкой, смоченной в керосине или ацетоне. Резиновые чучела также необходимо периодически подкрашивать, поскольку краски с них довольно быстро стираются. Делается это масляными красками, разведенными резиновым клеем. Каждое чучело нужно снабдить тонкой, но прочной привязкой, длина которой зависит от глубины водоема, где предполагается проведение охоты. В принципе чучела можно связывать по два и по три таким образом, чтобы первое из них имело привязку с грузом, второе было привязано к первому, а третье - ко второму. Расстояние между связанными вместе чучелами, т. е. длина соединяющих их привязок, должно составлять 60-80 см. Однако при таком способе привязки часто перепутываются во время съемки с воды и перевозки чучел, что всегда доставляет охотнику лишние хлопоты. Кроме того, в безветренную погоду связанные вместе чучела часто сплываются в кучу и выглядят неестественно. Таким образом, отдельная привязка и груз для каждого чучела удобнее.

Видовая принадлежность чучел целиком зависит от видового состава водоплавающей дичи, имеющейся в местах охоты. Там, где держатся или встречаются на пролете преимущественно речные утки (кряквы, шилохвости, широконоски, чирки и т. д.), нужны и чучела этих видов. В местах пребывания различных нырков необходимы чучела хохлатых чернетей, красноголовиков, гоголей. В период пролета на одних и тех же водоемах обычно встречаются самые разнообразные представители утиного племени, но и здесь они придерживаются совершенно определенных участков угодий. На мелководьях, вблизи зарослей водной растительности, всегда преобладают речные утки. На чистых глубоководных плесах, руслах рек и протоков - нырки. В соответствии с этим и в зависимости от выбранного для охоты места лучшие результаты даст использование определенных чучел. Облюбовав какой-то плес, охотник именно по этому же принципу должен размещать на нем имеющиеся у него чучела - на чистых, относительно глубоких местах высаживать чучела нырков, на меляках - местах, заросших водорослями, - речных уток. Следовательно, набор чучел выгодно иметь более разнообразный. Успех охоты зависит не только от качества чучел, их количества, видового состава и правильности места высадки, но и от размещения их по отношению друг к другу и к укрытию охотника. Прежде всего никогда, как уже говорилось, не нужно смешивать в одну "стайку" чучела речных и нырковых уток. Те и другие должны высаживаться порознь, образуя отдельные группы. В каждой из групп чучело от чучела должно находиться на расстоянии 1-1,5 м и обязательно с таким расчетом, чтобы, перемещаясь под воздействием ветра или течения, они не могли сплыться и перепутаться привязками. Если чучела высаживать на ветер (т. е. так, чтобы ветер дул от них к охотнику), их следует размещать подальше (30 м), при обратной ситуации - поближе (10-15 м). При ветре справа чучела должны находиться правее охотника, и наоборот, примерно в 20 м от него. Утки чаще всего подворачивают, снижаются или садятся к чучелам против ветра и при описанной выше схеме высадки чучел будут оказываться перед охотником в самом удобном для выстрела месте (рис. 8).

Рис. 8. Место высадки чучел в зависимости от направления ветра
Рис. 8. Место высадки чучел в зависимости от направления ветра

На обширных водоемах и в ветреную погоду очень важно высадить чучела там, где их не будут непрерывно качать и бить набегающие волны. К прыгающим на волне и блестящим от водяных брызг чучелам утки подлетают неохотно. Следовательно, нужно выбрать какое-нибудь укрытие (подветренный берег, куртину тростника, сплавину) и высаживать чучела под его защитой или использовать те участки водоема, где сплошная пелена водорослей и растений с плавающими листьями не дает волнам разгуляться.

В промежутках между охотами чучела необходимо просушивать и тщательно проверять надежность привязок и их прикрепления к чучелам и грузикам. Без этой предосторожности часть чучел может быть легко потеряна, так как ветер и течение нередко срывают их с места и уносят. При охоте с резиновыми чучелами в дополнение к вышесказанному следует внимательно следить, чтобы чучело не погружалось в воду. Порвавшееся, пробитое случайной дробинкой или просто лопнувшее от старости чучело может легко затонуть, и найти его бывает трудно. Добавим, что хотя процесс изготовления чучел очень увлекателен и доставляет много удовольствия, хотя то, что сделано своими руками, всегда дороже любого покупного совершенства, все же резиновые чучела удобнее. И если уж они изобретены и производство их освоено, то для общего блага необходимо делать их качественными.

Но вернемся к самой охоте. Чучела высажены. Охотник затаился в засидке и ждет, до боли в глазах вглядываясь в окружающие его дали, где время от времени появляются темные точки пролетающих уток. Внезапно его точно обжигает близкий свист рассекающих воздух крыльев, и пара налетевших сзади шилохвостей разворачивается против ветра и резко снижается к чучелам. Сядут или не сядут? - думает охотник, сжавшись, скорчившись в комок на своей сидушке. Птицы уже над чучелами, они совсем близко и, тормозя в воздухе выставленными вперед растопыренными лапками, вот-вот опустятся на воду, но вдруг свернули и низом пошли влево. Охотник вскакивает на ноги, пробует поймать на мушку улетающую добычу и не успевает - увязшие в иле сапоги мешают повернуться, да и камыш закрывает ружейную планку. Утки улетают. Запоздалые сожаления охотника вполне обоснованы - стремление дождаться посадки налетающих уток или напустить их как можно ближе чаще всего приносит только огорчения, так как зачастую заставляет его упустить наиболее удобный для выстрела момент.

Самая рациональная манера стрельбы на охоте с чучелами - это напустить птицу шагов на 20-30 и встать ей навстречу. Напуганная неожиданным появлением человека, она в громадном большинстве случаев начинает резко набирать высоту - колом идет вверх. Ничего лучшего для верного выстрела нельзя и придумать. Так же целесообразно поступать и в случаях, когда утки успели до выстрела сесть к чучелам - встать и стрелять их на подъеме. Там, где птицу часто тревожат рыбаки или вообще проходящие по водоему лодки, а также в ветреные дни, когда разгулявшаяся волна мешает спокойному отдыху дичи, охота с чучелами может продолжаться почти весь день. Только часов с трех дня активность уток снижается, а к вечеру, хотя и возрастает снова, птицы уже не реагируют на чучела: они направляются к местам ночевки. Ничего не может быть для охоты с чучелами хуже теплых, тихих дней при полном безлюдье в угодьях. Рассевшиеся на чистой воде, никем и ничем не тревожимые утиные стаи неподвижно темнеют на зеркальной поверхности чистин, в воздухе пусто, лёта дичи нет совершенно, и в самом богатом месте можно час за часом сидеть без выстрела. В этой ситуации самое разумное прекратить охоту до начала вечерней зори. Солнце начинает клониться к западу. Редко-редко промелькнет отдельный чирок, и снова все стихнет. Через некоторое время от отдыхающих вдалеке скоплений дичи начинают одна за другой подниматься отдельные группы уток. Они сразу набирают высоту и уходят в сторону прибрежных крепей. Значит, настало время отправляться туда, где можно постоять на вечернем перелёте.

Вместе с чучелами, а иногда и вместо них некоторые охотники используют подсадных уток, но на описании этих пернатых помощниц и порядке их использования мы подробно остановимся в разделе, посвященном весенней охоте. Использование различных приманок (подсадных птиц, чучел или профилей) практикуется при охоте на гусей и казарок. Подсадных или манных гусей из-за их крупных размеров содержать довольно сложно. Это возможно либо в деревенских условиях, либо в организованных охотничьих хозяйствах. Так что охота с манным гусем (всегда гусаком, так как он активнее подзывает к себе замеченных диких собратьев) - удел немногих счастливцев. Деревянные гусиные чучела очень тяжелы и громоздки, а поэтому пользуются ими редко. Резиновые чучела гусей (очень хорошие), хотя и выпускают в г. Омске, но достать их чрезвычайно трудно. Самыми доступными являются гусиные профили. Делать их можно из фанеры, жести и кровельного железа, и если они хорошо сделаны, правильно раскрашены и поставлены так как нужно - гуси и казарки идут к ним хорошо. С профилями охотятся либо на полях и пашнях, либо на мелководьях, куда гуси прилетают кормиться. Размещать их на глубокой воде, где колышек профиля нельзя воткнуть в грунт, очень хлопотно, да и малоэффективно. Волны и ветер все время будут раскачивать, а то и переворачивать профили, что подлету к ним дичи никак не способствует.

Поскольку профили хорошо смотрятся только сбоку (спереди и сзади их почти не видно), ставить их нужно под прямым углом друг к другу: например, одну часть головами к северу, другую - к востоку. Тогда с какой бы стороны ни появились гуси - профили будут ими замечены.

Чем больше у охотника профилей, тем лучше и тем сильнее привлекательность высаженной "стаи" для заметивших ее птиц. Однако нужно отметить, что за редким исключением гуси и казарки подлетают к профилям, начинают кружиться над ними, но садятся лишь в тех местах, где они сами собирались обосноваться для кормежки или дневного отдыха. Вне таких участков угодий к профилям и даже подсадным гусям они идут плохо. Причина, видимо, кроется в том консерватизме, который типичен для этих представителей водоплавающих по отношению к местам их пребывания. Там, где гуси или казарки привыкли отдыхать либо кормиться, они, наоборот, проявляют определенную беспечность по отношению к профилям. Даже опустившись среди своих фанерных подобий, эти осторожнейшие, зоркие птицы не сразу замечают обман и какое-то время ведут себя довольно спокойно.

При расстановке профилей следует придерживаться тех же правил, что и при высадке утиных чучел, т. е. размещать их в зависимости от направления и скорости ветра то поближе, то подальше от охотника, справа и слева от него, так, чтобы подлетающие к ним птицы оказывались в самой удобной для выстрела зоне. Те, кому удалось приобрести резиновые чучела гусей, для повышения эффективности их воздействия нередко прибегают к различным ухищрениям. Основное из них - сделать чучела подвижными. Плывущее чучело легче заметить пролетающим в стороне птицам. Оно скорее их обманет. Практикуется и описывается в специальной литературе такой способ посадки гусиных, да и утиных чучел. Основной груз, который удерживает каждое чучело на определенном месте, делается более тяжелым, чем обычно. Привязка удлиняется (в зависимости от глубины водоема) до 4-5 м, и в средней ее части закрепляется небольшой дополнительный грузик. К чучелу прикрепляется еще одна длинная бечевка, идущая в скрадок охотника. Высадив чучело на воду, охотник подтягивает его к себе таким образом, чтобы привязка натянулась и дополнительный грузик поднялся над дном. Заметив дичь, охотник начинает понемногу отпускать бечевку, грузик опускается вниз и чучело начинает двигаться. В теории все это казалось бы просто и сулит несомненный успех. На практике получается далеко не так гладко, как хотелось бы. Все эти дополнительные грузики в перевозке постоянно путаются, цепляются за водоросли и ветки, из которых построен скрадок. Если чучел несколько, охотник намучается, пока приведет всю систему в порядок, обеспечивающий безотказное действие. В общем, как говорится, игра не стоит свеч, тем более что и к неподвижным чучелам, если они хороши по качеству и правильно высажены, птицы идут достаточно охотно.

При охоте с чучелами мы имеем дело с птицами двух категорий: с теми, которые просто налетают на охотника, пролетая мимо, и с теми, которые садятся или явно хотят сесть к чучелам.

Среди первых одинаково часто встречаются и молодые, и взрослые особи.

Среди вторых явно преобладают, а значит, и наиболее часто попадают под выстрел утки вывода текущего года и самки (табл. 6 и 7).

6. Доля молодняка в популяциях уток и среди особей, взятых при охоте с чучелами
6. Доля молодняка в популяциях уток и среди особей, взятых при охоте с чучелами

7. Доля самок среди уток, добытых при охоте с чучелами
7. Доля самок среди уток, добытых при охоте с чучелами

Из материалов таблиц видно, что доля молодых птиц, добытых при охоте с чучелами на 10-12% больше их доли в популяциях, а самки, составляющие в природе около 50%, в добыче составляют от 60 до 64%. Таким образом, здесь избирательная добыча молодняка и самок выражена еще более явно, чем при уже рассмотренной охоте с подхода.

Склонность уток к обществу себе подобных (на которую и рассчитано использование чучел) осенью приблизительно в одинаковой степени свойственно самцам и самкам, молодым и взрослым особям. Тем не менее к чучелам чаще подлетают и присаживаются именно самки и молодые птицы. Их не смущают мелкие несообразности в очертаниях или окраске высаженных чучел, не пугает вид скрадка или шнурок, на котором привязана подсадная утка. Взрослые птицы, и особенно селезни, гораздо внимательнее, и плохо сделанные чучела, очень выделяющееся на местности укрытие охотника, незамаскированная лодка их отпугивают. Как показывают наблюдения, из 132 селезней кряквы, шилохвости, широконоски и гоголя, замеченных над чучелами, опустилось на воду в зоне выстрела только 15-20%. Из 112 самок этих же видов - 48-54%.

Выше упоминалось о тесной связи между качеством чучел и их количеством, а также видовым составом подсаживающихся к ним уток. Не менее четкая зависимость существует между степенью осторожности отдельных представителей водоплавающих и их реакцией на замеченные чучела. Осторожнее всего кряквы, только 9% их, заметив мнимых собратьев, опускаются к ним. Остальные только подворачивают к чучелам, слегка снижаются над ними и, снова набрав высоту, продолжают свой путь. Если же и садятся, то быстро замечают обман и улетают. Совершенно по-иному ведут себя чирки и утки (шилохвость, хохлатая чернеть и др.), появляющиеся в центральных и южных областях нашей страны, главным образом в период пролета. Они очень охотно подсаживаются к чучелам и зачастую долго плавают между ними, не проявляя никаких признаков беспокойства. Из пролетевших поблизости уток этих видов к чучелам садятся от 30 до 43% птиц.

При рассматриваемом способе охоты особенно хорошо заметно, как к концу осени возрастает осторожность местной дичи. В сентябре к чучелам идет значительно больший процент уток, чем в октябре или ноябре. Нередко к концу сезона местные, уже не раз стрелянные птицы не только не подсаживаются, но явно боятся чучел, облетая их стороной или набирая над ними высоту. Картина меняется, как только на водоемы, где производится охота, подойдут новые стаи пролетной дичи.

И все же повышенная осторожность селезней не всегда спасает их от посягательств охотников. У многих представителей водоплавающих уже с середины осени ярко окрашенные селезни в налетевшей стае привлекают к себе особое внимание, и большинство из охотников именно по ним стараются сделать выстрел. Чем ярче окрашен селезень, чем легче его отличить от утки, тем чаще он является мишенью для охотника. Поэтому у тех видов водоплавающей дичи, для которых типичен половой диморфизм окраса, при дневной охоте самцов добывают чаще, чем самок. Проявляется этот избирательный отстрел селезней только после того, как птицы сбросят свое защитное летнее перо и оденутся в свой основной яркий наряд. Когда охотник стоит на вечернем или утреннем перелете и налетающих уток видит лишь в виде темных силуэтов на фоне более светлого неба, никаких особенностей их окраса он заметить не может. При дневном же освещении все меняется. У шилохвостей начиная с сентября доля добытых селезней выше, чем самок, и неуклонно возрастает с 50% в сентябре до 71% в ноябре. При стрельбе по серым уткам или чиркам-свистункам ничего подобного не происходит, так как на расстоянии отличить их самцов от самок довольно трудно.

В целом все летне-осенние охоты на водоплавающую дичь сопровождаются наиболее частым отстрелом самок. К чему это ведет в плане изменения структуры и темпов размножения популяций уток, мы рассмотрим в главе, посвященной нормированию охоты. Сейчас же перейдем к весенним охотам.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Покердом играть










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru