Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Первая книга об охоте (И. Гаврилов)

Счастливый жребий выпал Ксенофонту после битвы при Кунаксе. Это было в 401 г. до н. э. Кир Младший надумал свергнуть с престола своего брата, персидского" царя Артаксеркса II. Понимая, что сделать это не так просто, он стал сколачивать отряд греческих наемников, среди которых оказался и Ксенофонт.

Десятитысячное войско вторглось в Персию и дошло до реки Евфрат. На берегу Кира встретил брат со своей армией. Войска выстроились друг против друга. Справа - персы в белых плащах, слева - греки в красных хитонах. Воины сблизились и, сомкнув щиты, стали рубить друг друга. Но вот строй греков дрогнул. В брешь устремились боевые колесницы. Скрежет, треск, хрип, кровь. Груды тел, стоны умирающих, повсюду проломленные шлемы и щиты, окровавленные мечи и кинжалы...

В тот день греки не пели победных гимнов. Кир, вовлекший их в авантюру, сложил свою честолюбивую голову, а оставшиеся в живых оказались в отчаянном положении. Они остались без военачальников в чужой стране; до родины было много сотен километров, а дорогу им перекрыли отряды персидской армии.

Тогда-то и заявил о себе Ксенофонт. Он чем-то приглянулся воинам, и они выбрали его своим командиром. Ксенофонт выстроил греков в боевые колонны и повел прямо на север, через горные хребты и реки. Долго шли они походным маршем под знойным небом, шатаясь от усталости и голода. Так миновали они горный Курдистан. Без карты и компаса, по одним звездам и солнцу, вел их Ксенофонт к спасительному берегу Черного моря.

Наконец колонны оборванных, исхудалых воинов появились в горах Армении. Прошел год, как они начали свой переход. Голод, болезни и персидские стрелы унесли добрую половину войска. Как-то утром Ксенофонт по обыкновению выслал вперед дозорного, и через полчаса, раскатываясь гулким эхом по горному ущелью, раздался радостный крик: "Море! Море!"

Весть о походе и незаурядном полководце быстро разлетелась по свету. Цари и князья стали наперебой зазывать Ксенофонта с его войском к себе на службу. Еще десять лет прошло в походах и сражениях, пока Ксенофонт не нашел себе могущественного и мудрого покровителя в лице спартанского царя Агесилая, который приютил его у себя в Спарте и пожаловал ему имение с домом и садом.

Ксенофонт вел хозяйство, охотился и писал книги. За двадцать лет спокойной жизни в маленьком городке он написал почти десять книг. В первую очередь он взялся за описание своего похода с Киром Младшим. Эта увлекательнейшая книга "Анабасис" ("Восхождение") принесла ему всемирную славу на века. Последующим писателям она служила высоким образцом изящной прозы.

Написал он и небольшую книжку под названием "Кинегетикос" ("Об охоте"). Это была первая книга такого рода. До Ксенофонта об охоте никто не писал. О содержании и значении этой книги мы еще поговорим, а пока позволю себе сделать краткое отступление, без которого не совсем понятной будет избранная форма изложения.

Некоторое время назад я просматривал номера американского охотничьего журнала "Пенсильвания гейме ньюс" ("Новости охотничьей жизни в Пенсильвании"), и мое внимание привлекла статейка, рассказывающая как раз об этой самой книге "Кинегетикос". Каково же было мое удивление, когда я прочитал буквально следующее: "Ксенофонт при жизни ничем выдающимся среди окружающих не выделялся. Когда он родился и когда умер - неизвестно. Он был современником Александра Македонского... Об этом человеке мы вообще знаем очень мало, лишь то, что он, будучи греческим охотником-спортсменом, написал первую в истории книгу об охоте".

Признаться, я даже растерялся. Как же так? Почему ничего не известно? Ксенофонт, как пишут биографы, родился около 430 г. до н. э. и умер в 354 г. (может, в 355-м). Александр Македонский же родился в 356 г. до н. э. Стало быть, когда один уже лежал на смертном одре, другой еще ходил под стол пешком. Ну и современник!

Я пребывал в растерянности и недоумении. Налицо какая-то неувязка. С одной стороны, про книжку рассказывалось в общем-то верно и точно, по всей видимости, со знанием текста оригинала, а с другой стороны, про Ксенофонта - просто чепуха!

Решил разобраться, в чем же тут дело. Оказалось, что существует ученое мнение (разделяемое, по-видимому, также и журналистом из штата Пенсильвания), что "Кинегетикос", по всей вероятности, есть произведение подложное. То есть оно написано каким-то другим греком, может быть, однофамильцем, может быть, мошенником или фальсификатором, воспользовавшимся именем знаменитого историка.

Вот я и решил пересказать книгу Ксенофонта по основным ее главам и параллельно привести соответствующие факты из его жизни или соответствующие выдержки из других его книг, предоставляя таким образом читателю возможность самому составить собственное мнение.

То, что книга написана охотником, и притом человеком, страстно преданным охоте и хорошо разбирающимся во всех ее тонкостях, признают все ученые. И действительно, это чувствуется в каждом обороте речи автора. Достаточно обратить внимание, например, на то, с каким знанием дела там рассказывается об охотничьих собаках, которым посвящена целая глава. Сначала даются наставления, как правильно воспитывать щенка и как натаскивать молодую собаку на того или иного зверя. Особое внимание уделяется уходу и содержанию собак в чистоте и порядке.

В частности, читаем: "Вид плохо ухоженной собаки способен погасить охотничий пыл и отбить у охотника всякое желание вообще продолжать охоту".

О собаках говорится очень подробно, и приводятся модные в то время клички гончих и легавых. Вот некоторые из них: Зоркий, Стрела, Жулик, Хват, Борзой, Рыжик, Пугач, Сторож, Ярик, Свист, Вихрь, Гром...

Ксенофонт много и славно поохотился. Он держал псарню породистых собак, в которых знал толк: для охоты на зайца - легавых критской породы, на кабана - гончих локрской и лакоской породы, а на оленя - гончих индийской породы.

В усадьбе он построил храм в честь Артемиды, богини - покровительницы охоты. И всякий раз, отправляясь на охоту, совершал там моления и жертвоприношения. И Артемида, надо полагать, тоже на оставалась в долгу, видя такую верность и любовь.

История рассказывает, что в героическом прошлом Эллады было немало прославленных охотников. О некоторых из них рассказывается в книге.

Участники Троянской войны Одиссей, Ахиллес и Диомед были заядлыми охотниками. Опытным охотником был и легендарный афинский царь Тезей. Причем благодаря своему опыту он сумел убить злодея Прокруста, а также поймать и увезти с собой Ипполиту, царицу амазонок.

Очень хитрым и изощренным охотником был царь Паламед. Чистый и непорочный Ипполит, сын Тезея от вышеупомянутой амазонки, также не мог устоять перед охотничьей страстью. Особым покровительством богини Артемиды пользовался охотник Кефал - она подарила ему волшебный дротик, бьющий без промаха. Многие секреты охоты боги поведали также прославленному охотнику Меланиону.

Стоит ли говорить, что обо всех этих легендарных охотниках Ксенофонт знал не понаслышке, а словно из первых уст, как и подобало знать историку. Ведь это он же написал "Греческую историю", труд, над которым работал с перерывами около сорока лет!

Герои прошлого именно потому и стяжали себе славу на поле брани, что усердно и увлеченно занимались охотой. "Тяжело на охоте - легко в бою" - вот основная мысль автора книги.

Он писал: "Из охотников, привыкших часами пробираться сквозь колючие кустарники и часами с луком или дротиком в руках шлепать по мокрым лугам, выйдут крепкие, закаленные воины. Такие воины не упадут от усталости, потому что они привыкли и к грязи, и к изнурительной работе, и к холоду. Им не привыкать спать, подложив под голову камень вместо мягкой подушки... Когда же они встретят неприятеля лицом к лицу, они без промедления пустят в ход свое оружие, потому что они научились так делать в былые дни, проведенные на охоте".

И далее: "Воины, прошедшие хорошую школу охоты, никогда не покинут своих товарищей по оружию во время боя, ибо выдержка и терпение прочно вошли у них в плоть и кровь".

Сравним эти высказывания с тем, что пишет Ксенофонт в другой своей книге: "... охота представляется занятием, более всего похожим на войну. Охота приучает вставать рано, переносить холод и жару, закаляет тело в беге и марше. На охоте приходится и стрелять в зверя из лука, и поражать его дротиком, где бы он ни встретился. Охота во многом воспитывает и мужество, так как в схватке с могучим зверем приходится бить его на близком расстоянии и увертываться, когда он нападает. Поэтому нелегко определить, что есть в военном деле такого, чего бы не было на охоте" ("Киропедия").

Учиться охотиться, по мнению Ксенофонта, следует с раннего детства. Вот что пишет он на этот счет: "Отроку сначала следует научиться хорошо охотиться и только после этого приступать к другим наукам", "Познавая на охоте суровую жизнь, отрок тем самым воспитывает в себе характер и закаляет душу".

Взрослые же охотники должны заботливо воздерживаться от охоты вблизи городов и селений, "с тем чтобы не лишать юных атлетов, которые не в состоянии выезжать далеко в леса, возможности учиться искусству охоты у себя дома".

Ксенофонт, проведя двадцать лет жизни в Спарте, хорошо познал и оценил все достоинства спартанского воспитания. Он даже стал проповедовать его в своих сочинениях. "Охота особенно развивает умение держаться в седле при скачке по любой местности, когда приходится догонять убегающую дичь, и отлично приучает действовать с коня, потому что внушает стремление во что бы то ни стало свалить зверя. Она также приучает к воздержанию, к умению переносить всякие трудности, холод и жару, голод и жажду" ("Киропедия").

Приемам охоты на зайца в книге уделяется основное место, хотя даются некоторые советы и в отношении охоты на кабана и оленя.

Интересно, что то же самое, почти слово в слово, Ксенофонт описывает и в "Киропедии". "Охотясь на зайцев, которые кормятся в сумерках, а днем убегают, ты пускаешь в дело собак, которые чутьем отыскивают их; если выслеженный заяц убежит, ты выпускаешь других собак, которые натасканы преследовать его по пятам. А если и эти собаки не догонят его, ты, отыскав лазейки, где скрываются зайцы, незаметно так раскидываешь сети, чтобы стремглав несущийся заяц, попав туда, запутался. А чтобы он не вырвался, ты расставляешь вблизи егерей, и они тотчас прибегают. А чтобы легче было его схватить, ты сам, стоя позади и громко крича, доводишь зайца до полного смятения, одновременно приказав сидящим в засаде притаиться".

Есть в книге немало советов и другого рода. Например, при травле зайцев не следует вытаптывать посевы и наносить вред другим посадкам у своего соседа. Не следует загрязнять и засорять реки и пруды во время охоты. Охотиться на зайца следует только в такие-то месяцы, а на кабана - в такие-то и так далее.

Книгу об охоте писал человек, который заботился и о своем хозяйстве и о хозяйстве своего соседа. А Ксенофонт действительно отличался большой хозяйственностью. Он даже написал на этот счет солидную книгу под названием "Об управлении хозяйством".

При этом автор упоминает и прославленных охотниц прошлого, к примеру Прокриду. Предание рассказывает, что она и ее муж Кефал, тот самый, кому Артемида подарила волшебный дротик, имели обыкновение охотиться вместе. В общем, это была неразлучная пара, даже на охоте. Все шло у них очень хорошо, но однажды Кефал отправился в лес один. Это, конечно, взволновало Прокриду. Когда же Кефал во второй раз ушел на охоту один, Прокрида, терзаемая ревностью, бросилась из дому и побежала вслед за ним. В лесу она стала подсматривать за мужем, прячась в кустах. Кефал вскоре услышал шорох и, подумав: "Это олень", метнул дротик. А он, как мы знаем, бил без промаха... Возможно, это первый трагический случай на охоте, описанный в литературе.

А вот история другой прославленной охотницы. Юная Аталанта увлеклась охотой. Страсть к охоте, можно сказать, вытеснила у нее все прочие чувства. Она даже забыла, что на свете есть такое чувство, как любовь. А между тем женихи постоянно добивались ее руки. Но она оставалась к ним совершенно равнодушна. И все же от женихов просто не было отбою - настолько она была прекрасна, стройна и, главное, богата. И вот, чтобы избавиться от надоедливых молодых людей, она придумала уловку и поставила им условие: свое сердце и руку она отдаст только тому из них, кто в состязании по бегу сможет перегнать ее. И, конечно, ни один не смог догнать быстроногую красавицу, привыкшую гоняться по лугам и лесам за ланями и косулями.

Но этой уловкой Аталанта навлекла на себя гнев богини любви Афродиты, которая решила отомстить ей. Она явилась к охотнику Миланиону и научила этого лысого и кривого вдовца, что нужно сделать, чтобы перегнать Аталанту. Тот воспользовался этим и заполучил Аталанту в жены.

Ну а Ксенофонт? Какого взгляда он придерживался сам?

Ксенофонт, как сообщает его биограф, был исключительно счастлив в Супружеской жизни. Жена Фелисия родила ему двух сыновей. Она занималась хозяйством и семейными делами, и охота ее совершенно не интересовала.

Наконец, в книге есть глава, решающая философские вопросы.

Первый и основной вопрос, который разбирает автор, - почему люди вообще занимаются охотой?

Уже сама постановка такого вопроса говорит о высоком уровне развития философского мышления у древних греков. Ксенофонт рассуждал так: люди охотятся потому, что этому их научили бессмертные боги. И они должны были это сделать, ибо кто же еще, кроме богов, мог бы придумать такое увлекательное и полезное занятие?..

Итак, мы закрываем книгу "Кинегетикос".

Допустим, ее написал не знаменитый историк Ксенофонт, а кто-то другой, некто лже-Ксенофонт, или, как говорят ученые, псевдо-Ксенофонт. Кем же мог быть этот лжеавтор? Может, это был человек бедный и незнатного рода, решивший таким способом заработать себе на жизнь, не особенно афишируя при том свою проделку? Но если это был человек бедный и незнатный, то заниматься охотой ему было не по карману, потому что в рабовладельческой Греции занятие охотой было привилегией людей богатых и знатных. Они могли себе позволить держать псарни и конюшни, покупать для охоты стрелы и дротики, совершать дальние поездки... Если бедный сочинитель сам не занимался охотой, он едва ли разбирался в тонкостях и сложностях этого дела. Если же он ничего не понимал и не разбирался, то каким же образом он мог написать такую содержательную и обстоятельную книгу? Значит, таким человеком, учитывая его исключительную разносторонность и богатый жизненный опыт, почти наверняка мог быть только Ксенофонт, родом из Афин.

После Ксенофонта осталось четырнадцать книг, написанных простым и чистым слогом, и среди них - "Кинегетикос", первая в истории книга, рассказывающая об искусстве охоты, которая и сегодня читается с живым интересом.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"