Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Охотники на войне (В. Холостов)

Развитие военного дела в древности во многом предопределяла подражательная способность первобытного воина-охотника. Бегство, засады, аванпосты, предводительство, боевые крики, нападение врасплох - все было подсмотрено и заимствовано им у диких животных. Калкан кабана, панцири черепах и броненосцев стали со временем прообразом щитов и рыцарских лат. Влияние на тактику боевых действий оказали изобретенные охотниками дротик, лук и стрела, лыжи, дальнейшая эволюция оружия.

Оборонное значение охоты общепризнано. Еще древнегреческий мыслитель Платон называл охоту школой военных доблестей. Плутарх настаивал, чтобы все юноши в совершенстве метали копье и стреляли из лука. По закону Ликурга, легендарного законодателя Древней Спарты, охотой обязаны были периодически заниматься даже наиболее высокопоставленные спартанцы.

Составитель не потерявшего интереса для военных специалистов трактата "О военном искусстве" (1521 г.), известный философ и политический деятель эпохи Возрождения, секретарь "Совета десяти" Флорентийской республики, Никколо Макиавелли рекомендовал шире привлекать в армию охотников, как людей, наиболее подготовленных для военной службы.

Ловкость, выносливость, умение метко стрелять, ориентироваться и преодолевать неожиданно возникающие трудности способствовали тому, что охотничьи дружины русских князей становились их опорой в сражениях. Позднее, в XVIII в., для повышения боеспособности армейских формирований в русской армии началось создание специальных егерских команд и батальонов, а вслед за тем и организация занимающихся в мирное время псовой и ружейной охотой особых команд и обществ военных охотников.

Первый русский егерский батальон - 5 рот по 100 охотников при двух орудиях - был сформирован в 1761 г. графом П. А. Румянцевым. Для большей подвижности и лучшей маскировки снаряжение и амуниция егерей были всемерно облегчены, галуны со шляп спороты, батальону предоставлено право выбирать места дислокации и засады, для него "удобнейшие и авантажнейшие". Вскоре генерал И. И. Панин, находясь со своей дивизией в Финляндии, формирует егерскую команду из 300 охотников. Они произвели настолько хорошее впечатление на специальную воинскую комиссию, что по ее докладу Екатерина II повелела учредить в России целый егерский корпус. "Во всякой экзерциции, - значилось в штате о егерях, - приучать их прикладываться с совершенным прицеливанием", ходить с "проворностию" по горам, а зимой бегать на лыжах с ружьем и выкладкой "не по дорогам, но прямо через поля и леса". Полковым командирам предлагалось в свободное от службы время занимать егерей охотой, употребляя для того купленный на собственный кошт порох и свинец. Следует ли после этого, подобно их современникам, удивляться тому, что егеря на марше поспевали за гусарами?

Усмотрев большие успехи в действиях егерей, русское командование начинает быстро увеличивать число охотничьих подразделений. В 1767 г. армия насчитывает 3,5 тыс. солдат-охотников, два года спустя егерские команды вводятся уже во всех пехотных полках, в 1770 г. численность егерей близится уже к 7 тыс. человек, в 1795 г. личный состав егерских частей повышается до 40 тыс. бойцов-охотников.

По приказу А. В. Суворова от 16 мая 1778 г. в войсках Крымского и Кубанского корпусов из каждого капральства (четверть роты) было выделено по четыре лучших стрелка. В их задачу входило уничтожать вражеских командиров и всадников. Они действовали вне строя и могли "стрелять когда хотят, без приказу". Как знак отличия егеря должны были носить на головном уборе зеленую веточку, а при "недостатке оной - солому или сено". Специальными "Правилами для обучения егерей" князь Г. А. Потемкин-Таврический заменяет им в 1789 г. высокие красные кивера на малозаметный головной убор. Егерю надлежало держать ружье "в чистоте нужной, не простирая сие до полирования железа, вредного оружию и умножающего труды", знать "пропорцию заряда в порохе и пулях... Подпалзывать скрытно местами, скрываться в ямах и впадинах, прятаться за камни, кусты, возвышения и, укрывшись, стрелять и, ложась на спину, заряжать ружье". По указанию Потемкина войскам демонстрируются "хитрости егерские для обмана и скрытия их места, как-то: ставить каску в стороне от себя, дабы давать неприятелю через то пустую цель и тем спасать себя, прикидываться убитым и приближающегося неприятеля убивать".

Неприступный Измаил в 1790 г. был взят суворовской армией при содействии 526 егерей, точным огнем не дававших туркам показаться в бойнице или поднять из-за крепостной стены голову. Насыщенность суворовской армии егерями-охотниками позволила великому полководцу совершить с боями беспримерный в истории переход из Италии в Швейцарию через Альпы.

"16"... Генерал-майор князь П. И. Багратион преследовал неприятеля и, узнав, что впереди в селении Мутенталь находился французский пикет... с частию егерей полка имени его опустился с горы прямо в середину и, приближаясь к неприятелю так, что он за лесами и скалами того не мог приметить, приказал стремительно со всех сторон на него ударить, приведя тем неприятеля в замешательство, который бросился было бежать, но, не обретая нигде спасения, принужден был отдаться в руки победителям со всем своим оружием"*.

* (Центральный государственный военно-исторический архив. Хранилище Ф. ВУА, д. 2827, л. 27-34.)

В егерских частях были воспитаны герои Отечественной войны 1812 г. "Высмотрит егерь партию французов, разведет костер да подбросит в него сырых веток, чтобы дыму больше было. Французы и бредут на огонь. А егерь на лыжах скользит по лесной тропинке, обойдет с другой стороны, схоронится в сугробе или притаится в груде сухого валежника. Ждет терпеливо, пока неприятель сгрудится у костра, а потом спокойно выцеливает офицера. Сторожили егеря у хлебных амбаров, куда французы заходили пограбить; сторожили у мерзлых конских туш, как охотник у привады сторожит медведя...

- Как воюют эти русские! Бог мой, как они воюют! - с тоской говорили наполеоновские ветераны, видавшие и пирамиды Египта и голые скалы Испании"*.

* (Т. Гриц. Меткие стрелки. М., 1956.)

Изданные в 1818 г. Главным штабом 1-й армии "Правила рассыпного строя, или Наставление о рассыпном действии пехоты" были сформулированы на основе опыта егерей в Отечественную войну. Этот устав снова учил егерей сражаться в одиночку, не забывая при этом выручать огнем товарища. Егеря в этих "Правилах" называются "мастерами ремесла своего".

По примеру егерских русское командование формирует в XIX в. первые пластунские батальоны из казаков-охотников, на которых и возлагается несение пограничной службы в трудных условиях Кавказских гор и побережья Черного моря. Пролежать пластом ночь где-либо в болоте под носом противника или, распластавшись, подползти к нему и взять пленного казакам-охотникам не составляло особого труда. Чтобы самому не оказаться в положении загнанного зверя, пластун убирал за собой след, а зимой запутывал его: петлял, "задковал", т. е. шел пятками вперед.

В 1854 г. в боях под Карсом большую известность приобрел казачий сотник Федор Науменко. Он стрелял из своего длинноствольного штуцера тульской работы. Турки легко отличали гулкий звук выстрела из охотничьего ружья. Науменко они назвали шайтаном: каждый раз, когда слышался его выстрел, на одного верноподданного Отоманской империи становилось меньше.

Обороняя осажденный Севастополь, пластуны действовали на самых опасных участках, им давали самые трудные задания. Особенно ловко попадали они в амбразуры батарей, поражая артиллеристов. Напротив одного из бастионов близко стояла крепкая кладбищенская стена, за которой укрывались французские стрелки. Стена защищала неприятеля от ядер бастионной артиллерии, в то же время русские артиллеристы несли огромные потери от штуцеров противника; редут в конце концов смолк. На помощь вызвали пластунов. Проскользнув ползком под градом пуль, они расположились на карнизе батарейной казармы, устроились за мешнами с песком. Выстрелы их звучали нечасто, но после каждого смолкал еще один вражеский штуцер. Через полчаса огонь французов стих, вновь заговорили бастионные пушки. Кладбище было освобождено от врага. Подобными примерами отваги и находчивости бойцов-охотников пестрят документы наших военно-исторических архивов, страницы газеты "Русский инвалид" за 1854-1855 гг., журнал "Разведчик" и большинство других военных журналов и газет. Отечественная война 1812 г., Крымская кампания 1854-1855 гг., русско-японская, первая империалистическая и, наконец, Великая Отечественная война 1941-1945 гг. со всей очевидностью показали ту исключительно большую роль, которая принадлежала на полях сражений солдатам-охотникам.

Значение метких стрелков еще более возросло с той поры, как появился оптический прицел. Первыми телескопическими прицелами были подзорные трубы, привязывавшиеся охотниками XVIII в. к ружью, тогда еще кремневому, шомпольному. В 50-х гг. XIX в. был сконструирован теле прицел с перекрестием. Его применяли преимущественно для охот скрадом в горах, и доступен он был только очень обеспеченным людям. На вооружение армии этот прицел начал поступать лишь в годы первой империалистической. Завод Карла Цейсса в Йене (Германия) подготовил к началу войны несколько тысяч оптических прицелов. Кроме того, с началом военных действий немецкое командование мобилизовало все охотничье и спортивное оружие, снабженное оптикой. Охотники, егеря и лесничие направлялись в действующую армию, предварительно пройдя краткосрочные курсы сверхметкой стрельбы. К концу 1914 г. немецкая армия насчитывала в своих рядах уже 20 тыс. стрелков-охотников, вооруженных винтовками с телеприцелом. Огромные потери, понесенные французами и англичанами в первый же год войны, заставили их также начать производство оптических прицелов.

Стрельба по юркому бекасу требует особого искусства. Бекас по-английски - "снайп". От этого слова наиболее искусные английские охотники-спортсмены, получившие в 1915 г. винтовки с телеприцелом, стали называться снайперами, а само искусство сверхметкой стрельбы - снайпингом.

Уже опыт боев гражданской войны в России показал, какую огромную роль сыграли охотники, и прежде всего охотники-разведчики, в разгроме сперва белогвардейщины, а вслед за тем и армий четырнадцати государств-интервентов. Неудивительно поэтому, что Реввоенсовет РСФСР в июне 1921 г., учитывая, "что охота, в особенности по крупному хищному зверю, развивает качества, необходимые пешему разведчику, и является хорошей практической школой в приобретении навыков, необходимых в деле разведки", ввел в программы обучения красноармейцев охоту на крупных зверей и обязал "при производстве охоты обращать главное внимание на развитие в красноармейцах качеств, необходимых разведчику, и свойственных охотнику ловкости, смелости, сообразительности, выносливости и глазомера, а также навыков в ходьбе, ориентировке, стрельбе и пр.". В 1924 г. М. В. Фрунзе ввел в действие "Инструкцию по организации и проведению занятий охотой и рыболовством в частях Красной Армии". Дальнейшее развитие этих мероприятий было предопределено Реввоенсоветом СССР, посчитавшим необходимым приказом от 17.10.1933 г. "в целях придания большей организованности военно-охотничьему делу в РККА создать Всеармейское военно-охотничье общество с его филиалами в военных округах".

Незадолго до начала второй мировой войны Народный комиссар Обороны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, обращаясь 24 сентября 1938 г. к командованию и политорганам военных советов военных округов, подчеркнул: "Нельзя не учитывать, что коллективные охоты, охотэкспедиции, стендовые стрельбы - ценнейшие средства выработки боевых навыков у бойцов и командиров. Хороший охотник - готовый опытный разведчик, меткий стрелок, выносливый и способный в любых условиях переносить трудности походной жизни".

Тактика советских партизан в Великую Отечественную войну еще нередко состояла в том, чтобы подкрасться, как лисица, напасть, как зверь, и ускользнуть, как птица.

Очень хорошо говорит об этом в своей книге Герой Советского Союза Г. М. Линьков, больше известный под именем Батя: "Партизанская война имеет свои особые формы и методы. У меня уже был некоторый опыт партизанской борьбы в годы гражданской войны. Мне казалось, что и опыт по устройству засад на хищных зверей тоже будет в какой-то мере полезным. Мне пришел на память случай из охоты за волками.

Волки перед вечером шли по дороге к селу... От стаи отделился волк и пошел к селу, мимо меня. Шел тихо, осторожно. Когда он отошел метров на двести от стаи, тронулся второй. Пять остальных оставались на месте, и только тогда, когда второй волк отошел метров на сто, следом за ним пошли еще четыре; пятый же остался для наблюдения с тыла. Это уже получилось совсем по-военному: впереди - разведка, за ней - дозор и позади - боевое охранение... Пропустив мимо себя первых двух и дождавшись четырех волков, идущих один за другим, я сделал два выстрела: первым убил матерую волчицу, вторым тяжело ранил переярка... Волки и фашисты..."

Или: "Место для постройки базы мы выбрали по медвежьим следам, потому что медведь всегда роет берлогу в самой глухой чащобе, подальше от человеческого глаза".

Или: "...дня через три он повел на дорогу пять автоматчиков и посадил их в засаду, сам сел поудобнее в сторонке.

На этот раз попалась грузовая автомашина. Два гитлеровца ехали в кабине, третий сидел на ящиках в кузове. Шофер гнал машину с большой скоростью. Автоматчики не успели сделать и одного выстрела, как после дублета, сделанного Митричем, машина полетела в канаву. Первый выстрел картечью Пахом Митрич сделал по стеклу, осколками стекла и картечью вывело из строя шофера и сидевшего рядом ефрейтора, вторым выстрелом был смертельно ранен автоматчик, сидевший поверх груза"*.

* (Г. Линьков. Война в тылу врага. М., Воениздат, 1951.)

В Великую Отечественную войну специальных частей и подразделений из охотников в Советской Армии не создавалось. Тем не менее тысячи фронтовиков с честью воскресили лучшие традиции егерей-суворовцев и бойцов-охотников. Они проявили себя не только как меткие стрелки, но и как наиболее смелые и ловкие разведчики. Охотник-сибиряк П. Грязнов в течение одной недели уничтожил 57 фашистских офицеров и наблюдателей, израсходовав на это 58 патронов. Грудь депутата Верховного Совета СССР якутского охотника Охлопкова украсили 5 боевых орденов: ветеран истребил 427 захватчиков. Охотник-якут Кульбертинов уничтожил на войне 487 фашистов; демобилизовавшись в 1945 г., он в три с лишним раза перевыполнил план сдачи пушнины. Герои Советского Союза И. Меркулов, В. Пчелинцев, Х. Андрухаев и многие другие уничтожили по 200-300 и больше вражеских солдат и офицеров. Немало врагов уничтожил знатный охотник Севера, неоднократный участник Всесоюзной сельскохозяйственной выставки орденоносец И. Глущевский. Его вклад в дело защиты мира - трех- и четырехкратное перевыполнение планов пушнозаготовок в первые же послевоенные годы. Такими людьми богата наша страна.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"