Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

За рубежом

У зарубежных "норников" (Е. Гусева, Г. Хазов)

Рис. В. Базарова
Рис. В. Базарова

В сентябре 1988 года четырем российским любителям вельштерьеров посчастливилось по приглашению чехословацких друзей участвовать со своими питомцами в состязаниях терьеров по лисице в норе.

Клуб заводчиков терьеров при Чехословацком охотничьем союзе работает с 18 породами терьеров, из них самая многочисленная - вельштерьеры. С фокстерьерами, ягдтерьерами, таксами работают отдельные клубы этого союза. В отличие от организации подобной работы в нашей стране в Чехословакии именно эти клубы проводят ежегодно общегосударственные состязания собак, с которыми работают. Так, Клуб заводчиков терьеров организует соревнования вельштерьеров за Кубок Байтлера (основателя старейшего питомника вельштерьеров "Аэро") и состязания терьеров за звание "Клубный победитель", в которых участвуют обычно вельштерьеры, чешские терьеры, лейклэнд-терьеры, шотландские терьеры, причем могут участвовать и собаководы из других стран. Все эти клубы проводят ежегодные общегосударственные состязания норных собак по лисице в норе, а один раз в два года - еще и международные состязания норных.

Необычна для нас и интересна организация этих соревнований. Проводят их на основе полной самоокупаемости.

Точнее это выглядит так. Участник оплачивает запись собаки: стоимость участия в клубных состязаниях - 15 рублей за собаку, а в международных - 30 рублей (в переводе на советские деньги). Каждый участник может выставить лишь по одной собаке, имеющей диплом не ниже I степени за работу в норе. Участники сами оплачивают проезд, проживание в гостинице, питание свое и собаки.

В конце состязаний из собранной суммы оплачивают работу экспертов и их секретарей за два дня и проезд на место состязаний, аренду искусственной норы местному охотничьему союзу, предоставленных на состязания лисиц. Оставшиеся деньги идут в кассу клуба на оплату призов, дипломов. Все расчеты производят сразу в конце состязаний, без всякой бумажной волокиты. В конце каждого года эконом отчитывается перед клубом по всем проведенным мероприятиям. Практически все собранные с участников деньги тратятся только на проведение данного кинологического мероприятия. А все члены совета клуба и активисты работают на общественных началах.

Проживание и питание всех участников и гостей организуют члены местного охотничьего союза, на территории которого расположена искусственная нора. На клубных состязаниях, в которых мы участвовали, приезжих участников размещали в гостинице на стадиончике в ближайшем поселке. На охотничьей базе, где устроена площадка с искусственной норой, есть большая кухня, хорошо оборудованные санузлы, есть зал со столами и скамьями, где можно спрятаться в непогоду. К залу пристроена веранда; в первый день состязаний вечером тут играл приятный местный оркестр, и желающие могли потанцевать. Традиционно на базе собираются охотники и собаководы не только на состязания норных, но и на другие мероприятия (охотничьи и кинологические).

На состязаниях терьеров нас очень удивило огромное число зрителей на таком, казалось бы, узкоспециализированном мероприятии. Конечно, на эти состязания приехало много заводчиков, болельщиков за породу, но было много просто собаководов-любителей, охотников из окрестных деревень, поселков, из ближайшего города Оломоуца. Местными охотниками были заранее вывешены в населенных пунктах самодельные красочные плакаты с информацией о предстоящих состязаниях.

Оба дня для сотен зрителей (многие из них были с детьми) и участников с раннего утра и до вечера были открыты буфеты, где продавали горячий суп, жареных цыплят, жаренную на углях рыбу, копченую свинину, сосиски, холодные закуски, чай, кофе и сладости, ну и, конечно, пиво. И все по государственной цене. Причем все это готовили и продавали местные охотники, работавшие на общественных началах.

Состязания шли два дня, каждый день 200-300 человек следили за их ходом. Это были не только дни состязаний, это была встреча друзей, встреча единомышленников.

Около охотничьей базы была вывешена огромная таблица с указанием всех участников, в нее вносили результаты работы собак, а потом - итоговые результаты. Кроме того, информация о ходе состязаний поступала и прямо от самих судей. Территория была радиофицирована, судья по радио вызывал очередного участника, называя номер, кличку собаки, ее владельца, номер работающей лисицы. После работы собаки также по радио судья объяснял работу собаки и объявлял присужденный ей диплом. Его рассказ записывали секретари, которые затем заполняли дипломы. Сам судья с бумагами не возился. Объявления по радио позволяли следить за ходом состязаний не только зрителям, но и работающим на обслуживании гостей местным охотникам и участникам, которые в ожидании своей очереди располагались со своими собаками подальше от норы.

Около самой норы были устроены трибуны, с которых были прекрасно видны все моменты работы на норе. Все зрители очень доброжелательно болели и за собаку, и за лисицу, и за работу нормастеров. Зрелище бегающей по площадке выгнанной из норы лисицы очень оживляло обстановку, смягчало неприятное впечатление от предшествующей выгону жесткой (с хваткой) борьбы в норе. Зрители, особенно дети, встречали лисицу аплодисментами, а потом так же радовались красивой и точной работе мастера, быстро ловившего шустрого зверя. Аплодисментами встречали и объявление судьи о присуждении очередного диплома I степени.

Открытие и закрытие состязаний были очень торжественными, с построением всех участников с их питомцами. Подавляющее большинство участников были в национальной охотничьей форме, хотя немногие из них были профессиональными егерями и лесниками. А их четвероногие помощники, прекрасно отдрессированные, чинно сидели возле хозяев. Открытие носило более деловой характер, так как после подъема флага клуба, коротких приветствий, представления судей и секретарей, коротких деловых объявлений тут же весь строй участников проверял ветеринарный врач, а секретари собирали родословные собак. После этого, не распуская строй участников, секретари проводили жеребьевку участников и жеребьевку лисиц.

Центральная кинологическая комиссия Чехословацкого охотничьего союза является членом FCI - Международной кинологической федерации. И в соответствии с правилами, принятыми в ФЦИ, проводит свои выставки и состязания собак. Норных собак по лисице и барсуку испытывают в норе в форме буквы П. Правда, из-за некоторого снижения численности барсука в природе в последние годы испытания по нему не проводят. В нашей стране в такой норе прежде испытывали собак по барсуку, а с 1988 года многие общества испытывают своих норников по той же системе.

Чехословацкие собаководы считают, что основная задача испытаний в искусственной норе - выявить наследственные рабочие качества, заложенные в собаке. А выявлению их полностью способствует работа и испытания в сравнительно короткой, но сложной по профилю П-образной норе, в то время как в нашей норе - "восьмерке" - проверяется в большей мере подготовка, тренированность собак, зависящая не столько от их природных данных, сколько от владельцев, которые должны долго и кропотливо тренировать, дрессировать собаку на определенную схему работы в искусственной норе-"восьмерке".

Искусственная нора охотничьего союза в Намэште на Гане расположена на площадке, огороженной сетчатым забором 2,5 м высотой, по верхнему периметру забора - козырек из колючей проволоки. Снаружи с двух сторон лавки для зрителей, с третьей - трибуны. На самой площадке нет ни деревьев, ни кустов, а места для зрителей - под деревьями. В результате такого расположения вся работа на норе отлично просматривается большим количеством зрителей, не мешающих друг другу. С четвертой стороны площадки оборудована будка для судей, секретарей, ветеринара, за сеткой - стеллажи для клеток с лисицами, тут же и плотно закрывающаяся дверь для входа на площадку. Посреди площадки надежно закреплена ванна с водой для освобождения зверя от собаки. Края ее закругленные, ванна не очень глубокая, воду постоянно доливают.

Все параметры искусственной норы строго выдержаны по единой схеме. Нора устраивается на дренажной подушке из гравия и песка. Нора засыпана гравием так, чтобы крышки норы находились на уровне грунта площадки. Когда на норе не работают, то всю ее закрывают листами железа, согнутыми в виде шалашиков. Это предохраняет нору от попадания воды во время дождей. Желоб норы сделан из бетона. Внутренняя поверхность облита раствором (из просеянного песка и цемента), и стенки норы очень гладкие. По верхней кромке внутри проложен металлический уголок 50 X 50 мм, на него укладываются крышки. К этому уголку по наружному периметру стенок норы приварены петли, которые держат крышки. С другой стороны желоба в бетон закреплены крючки в виде буквы Г, направленной против часовой стрелки. На крышках выполнены металлические засовы, которые заводят за крючок боковым поворотом, - по типу засова на дверце печки. На конце засова - штырек-ручка.

Сверху желоба нет никаких перекладин, перемычек. Это позволяет быстро и безболезненно вынуть из норы зверя и собаку. На дне желоба - слой плотной глины. В самом начале работы и в середине дня, когда нору открывают для проветривания, нормастера проверяют глубину норы по всей ее протяженности. Промеряют норму эталонным бруском, им же трамбуют глину в случае необходимости. Совочком (по размерам норы) выбирают лишнюю глину и подсыпают в нужные места. Обычно это делают в перепадах высот. Здесь же проверяют габариты после каждых двух собак. Это нисколько не тормозит ход состязаний, ибо делают это нормастера быстро и четко.

Оба входа в нору начинаются под толстыми корнями-пнями, пристроенными к входам. Эти корни украшают нору и еще больше приближают ее к естественным условиям. Второй вход - в конце левого крыла норы, за третьим котлом, - служит только для работы с молодыми, начинающими собаками; на время испытаний, состязаний его закрывают толстым глухим шибером. Собаки входят и выходят из норы только через один вход - в начале правого крыла норы, через него же и выгоняют лисицу.

Для слежения за перемещениями в норе собаки и зверя в крышках норы просверлены небольшие отверстия, куда вставляют еловые веточки, колеблющиеся от прикосновений животных, проползающих под ними.

В метре от входа в нору - бетонная полоска, окрашенная в желтый цвет. С нее запускают собак в нору. Также в метре от внутреннего периметра норы выложена желтая бетонная полоса. Во время работы собаки никто не имеет права заходить за нее в сторону норы. В случае нарушения этого правила владельцем его собака снимается с состязания. Переступают эту черту и подходят к норе только тогда, когда надо вынимать из норы зверя или собаку.

На состязаниях работали шесть нормастеров, обязанности их четко разграничены. Работают они быстро, без суеты.

Никто не хватается за чужую работу, какие бы бурные события не происходили в норе. Часть их запускает зверя в нору от самого входа (от пня), провожает по норе и ставит на место. Как только освобождается нора, эти нормастера приносят клетку с очередной лисицей, подставляют к входу в нору и занимаются этим зверем, даже если другие в это время все еще разнимают собаку и зверя или ловят предыдущую лисицу на площадке. Они ждут команды главного эксперта на пуск собаки.

И вот собака вошла в нору, включены секундомеры, открыты шибера, запирающие зверя. Нормастера тут же отходят к стеллажам с клетками, чтобы быть готовыми заняться пуском нового зверя. Собака встретила зверя, а точнее, зверь встретил собаку, - как правило, в перепаде высот, на верхней точке, - началась работа. За ходом ее неотрывно следят три эксперта, два нормастера, владелец собаки. При работе собаки хваткой по команде главного эксперта нормастера моментально откидывают крышки норы и вынимают из норы собаку и зверя, держа их за хвосты и поддерживая небольшими рогульками на весу. Все судьи и зрители видят хватку. Поднятые в воздух собака и зверь лишены опоры и не наносят друг другу травм перехватами. По команде эксперта нормастера опускают в воду голову собаки и ту часть тела лисицы, за которую ее держит собака. Владелец собаки стоит в стороне. Как только собака отпускает зверя, нормастера относят лисицу в клетку, а собаку передают в руки владельцу. Ветеринар осматривает зверя, а потом - и собаку (вне площадки норы).

При работе собаки выгоном лисицы очень неохотно покидают нору. Были случаи, когда, выскочив из норы и, вероятно, испугавшись ловящих ее людей, лисицы уходили обратно в нору - навстречу собаке, с которой только что сражались. При выходе лисицы из норы один из нормастеров перекидывает выход из норы собаке или просто ловит ее в норе при приближении к выходу. Бегающую по площадке лисицу ловят большим сачком, иногда нормастера ловко хватают лисицу за хвост, вызывая этим овации зрителей.

Отличается от нашей система содержания лисиц для притравок и испытаний. На охотничьей базе с искусственной норой содержат всего двух-трех зверей. Но живут они не на норе, а во дворе дома егеря работающего на этой станции и живущего неподалеку. Для проведения крупных состязаний лисиц привозят охотники-норники, которые вполне официально содержат у себя дома, обычно в огородах, по две-три лисицы. Такое частное содержание очень хорошо сказывается на внешнем виде и здоровье зверей. Хотя в основном лисицы на этих состязаниях были мельче наших среднерусских, но зато все они были в отличной форме, крепкие, упитанные. Несмотря на свои небольшие размеры, все лисицы отлично сражались. За предоставление лисицы на состязание ее владельцу клуб выплачивает заранее оговоренную сумму - от 25 до 40 рублей.

На состязаниях лисиц сажают в длинные узкие сетчатые клетки, на дверцах которых с торцов - крупные четкие номера. Клетки с работающими на состязаниях лисицами выставляют на стеллажи возле норы. Стеллажи обнесены сеткой, зрители и участники при желании могут видеть, как берут лисиц для запуска в нору. На описываемых состязаниях работало 25 лисиц, еще пять находилось в запасе. По каждой лисице работает только одна собака, причем независимо от способа работы.

Лисицы в первый день работают в порядке, определенном жеребьевкой. На второй день им сохраняются их номера, но работают они уже в обратном порядке, но обязательно так, чтобы каждая собака работала по другому, чем в первый день, зверю.

Каждая собака работает обязательно два раза. Порядок выступления сохраняется по жеребьевке, проведенной в первый день. Номер жребия владелец собаки прикалывает себе на куртку и носит все время состязаний. Этот номер заносят в большую информационную таблицу. Помимо этого, каждый участник, а также члены совета клуба вписывают эти номера в выдаваемые им стартовые листы с указанием всех участников. Потом в них можно записывать результаты работы, чтобы следить за ходом состязаний.

Работа собаки два раза и по разным лисицам исключает случайности в оценке их работы. Ни владельцы, ни зрители не волнуются, если в один день собаке выпало работать по мелкой лисице, - ведь во второй день эта собака будет обязательно работать по другому зверю!

Из полусотни вельштерьеров-перво- дипломников, выставленных на эти состязания, три собаки не получили во второй день диплома. За оба дня было только три работы, оцененные дипломами III степени, а все остальные - I и II степеней. Причем за два дня было присуждено 43 диплома I степени, из них - 32 за работу выгоном зверя. Выгоны - пока непривычная для нас работа. Но на состязаниях в Чехословакии мы видели, что все выгоны - результат хваток с отрывом. Во всех случаях собаки врывались в котел, сражались, брали или пытались взять зверя, но не удерживали его, и лисица начинала уходить от собаки. Окончательно из норы лисицы выходили только под напором собаки.

На первых местах в итоговой таблице - девять собак, сработавших в оба дня на диплом I степени. Среди них - московский вельштерьер Грей, победитель московских состязаний вельштерьеров 1987 года. Грей отличился тем, что во второй день состязаний был лучшим - занял первое место по результатам дня. Другие вельши из России заработали дипломы I и II степеней.

Несмотря на то что все участники соревновались и стремились занять со своими питомцами как можно лучшее место, отношения между ними и отношение к нам были очень дружественными и доброжелательными.

На торжественном закрытии состязаний очень приятной частью была церемония награждения. Столы сверкали и ломились от призов: кубков, ваз и различных сувениров с охотничьей тематикой. Крупные призы вручили, как и у нас, владельцам первых трех лучших собак. Но и все остальные участники получили небольшие памятные подарки: охотничий нож или набор - ошейник и поводок для терьера. Призом был награжден лучший на состязаниях нормастер. К тому же и все участники, и судьи, и секретари, и нормастера получили памятные барельефы, украшенные лепной головой вельштерьера.

Таким образом, клубные состязания терьеров в норе прошли как большой праздник. Друзья объяснили нам, что кредо чехословацких собаководов, их клубов - "Кинологические мероприятия - для пользы собаководства, но не для получения прибыли!"

Завязавшиеся контакты с зарубежными собаководами успешно развивались и в 1989 году, когда наши норники участвовали в международных состязаниях терьеров и такс в Чехословакии и ГДР.

На основе полученного опыта Московская секция любителей вельштерьеров осенью 1989 года организовала внутрипородные состязания по международным правилам с участием норников Москвы, Ленинграда, Киева, Риги, Пензы, Тольятти, Ставрополя и других городов. Состязания были проведены за счет средств секций и личных расходов участников на проезд, проживание и запись, без дотации от обществ охотников. На состязания приехало немало болельщиков и без собак из ряда отдаленных областей и даже из других республик.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"