Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

За морскими попугаями. (Н. Зайцев)

Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежды нежные весны.

М. Ломоносов

Птичьи базары - сказочный оазис в полярном бассейне. Из пернатого населения этих оазисов тупики, или морские попугаи, как попросту называют их за схожесть с настоящими попугаями, - одна из экзотических достопримечательностей шпицбергенской фауны.

Я направляюсь в колонию тупиков, захожу в шалаш, похожий на маленький птичий домик. Это рабочее место для наблюдения за крылатым миром. В засидке, сколоченной из досок, обеспечен круговой осмотр через стекла-глазницы. Имеются даже шторы. При необходимости можно закрыть секторы, замаскироваться, не беспокоить птичье племя и не выдавать своего присутствия.

У тупика необычная, своеобразная внешность: белое брюшко, черные спинка и крылья, почти вертикальная посадка тела.

Морской попугай необычайно обаятелен. Яркая окраска клюва, в которой чередуются карминно-красный, желтые и серые цвета, в сочетании со светло-пепельными щеками, черной манишкой, белым низом тела и красными ножками делает тупика празднично нарядным. Птица имеет комическое сходство с маленьким толстым человеком, одетым в черный фрак с белой манишкой. Особую важность придает этой особе массивный ярко-оранжевый, сплющенный с боков клюв. Сила его поразительно не соответствует величине обитателя колонии: если тупик схватил человека за палец, разжать его клюв практически невозможно. Клюв - основное "орудие производства". Им он роет в торфяном пласте норы, ловит в воде рыбу и приносит ее птенцам, клювом тупик защищается. Небольшие острые крылья позволяют ему не только быстро летать, но и с достаточной скоростью плыть под водой в погоне за добычей, часто спасаться от преследующих поморников. Тупики развивают огромную скорость в полете, однако стремительное движение не позволяет им в случае неожиданных нападений лавировать. Поэтому они часто становятся жертвами крупных чаек, которые вылетают на них из засады и сбивают на лету. По соседству с колониями тупиков поселяются хищники, частично живущие за их счет. Яйца и птенцы морских попугаев хорошо защищены в своих убежищах от врагов, но взрослые птицы в период гнездования нередко подвергаются преследованию. Короткохвостые поморники нападают на тупиков, возвращающихся с уловом, и отнимают у них пищу.

Альбатросы и большие морские чайки - главные хищники, орудующие в районе птичьих жилищ. Во многих местах видны остатки их жертв - вывернутые наизнанку шкурки взрослых тупиков.

У моих ног в скрадке лежит убитый крупной морской чайкой тупик. А было это так. Крылатые разбойники постоянно дежурят в укромных местах на территории птичьего обиталища, бдительно высматривая добычу. Обычно они усаживаются в расщелине так, чтобы иметь достаточный обзор местности самим, а для тупиков быть незаметными. Изучив направление полета оранжевоклювых тупиков, большая чайка использует в этих случаях и силу ветра. Она наиболее успешно охотится в то время, когда тупик летит по ветру. Так было и на этот раз. Чайка резко взлетела вертикально вверх из укрытия против ветра и неожиданно вынырнула перед самым носом стремительно несущегося тупика. В такой ситуации морской попугай, как правило, не успевает отклониться в сторону, и крылатый разбойник ударяет его сильным клювом и всем телом. Удар "из-за угла" получается мощный, так как тупик, двигаясь по инерции, сам сталкивается с хищницей и камнем падает на землю. Чайка устремляется за ним и, не дав опомниться, добивает жертву.

Гнездятся тупики большими скоплениями. Слово "гнездиться" не совсем подходит к этим птицам. Они не вьют гнезд в общепринятом смысле, а пробивают в торфе норы наподобие тех, которые делают кролики. Подземный ход достигает нескольких метров в длину. Часто лабиринты соседних нор соединяются, образуя сложную сеть подземных переходов. Убежище заканчивается небольшим расширением, где просто на сухом торфе или на кучке прошлогодних листьев лежит единственное яйцо тупика. Значительную часть времени родители проводят под землей - около полутора месяцев, пока их птенец не будет способен самостоятельно летать и ловить рыбу. В течение этого времени оба родителя доставляют своему баловню пищу.

Вот тупик вынырнул из-под нагромождений больших белесых лобастых камней и, перескочив на соседний гранитный голыш, замер на месте. Поводя круглой головкой, он как бы чутко прислушался, осмотрелся: нет ли поблизости опасности? Убедившись, что ему не грозит вражеское нападение, попугай юркнул в подземелье и принялся за строительство своего дома. Часто-часто работая лапками, птица углубляет ход. Из горловины норы непрерывной черной струей вылетает мелкий торф и, рассыпаясь веером в воздухе, стелется у входа в птичий лаз.

Короткое, как утренняя физическая зарядка, рытье вскоре закончилось. Из углубления высунулся топорообразный клюв попугая. Тупик затаился и уже потом, сделав изготовку, оттолкнулся и, подпрыгнув, оказался на крутолобом выступе. Потом из дыры выглянула подруга. И таким же манером, повторяя те же жесты и движения, что и хозяин подземного жилища, попугаиха, вспорхнув, подсела к своему другу. Супруги попеременно начали делать разминку, то и дело встряхиваясь, расправляя короткие крылья.

Закончив охорашивание, пара одновременно, будто по команде, сделав присядку, взмыла в воздух и понеслась к побережью... А море шумит. Еще совсем недавно оно было величественно и спокойно. Дикая красота океанского простора поражала захватывающим размахом, а сегодня оно грозно разбушевалось. Громады волн, неустанно и свирепо набегая одна за другой, с оглушительным шумом разбиваются о берег. Пена и брызги высоко взлетают над скалами. Шум прибоя и свист ветра заглушают истошные крики морских птиц.

Но тупики не обращают внимания на разгневанную природу. Они невозмутимо занимаются своим важным попугаичьим делом. Полярное лето короткое, тут дорог каждый час.

Большинство обитателей птичьих базаров в отличие от тупиков не делают гнезд. Яйца откладывают прямо на скалы
Большинство обитателей птичьих базаров в отличие от тупиков не делают гнезд. Яйца откладывают прямо на скалы

Тупики располагаются колониями, занимающими площадь до нескольких гектаров. Лазы в торфяниках ежегодно расчищаются, поэтому на поверхности жилой колонии скопляется много свежих выбросов. С годами пласты торфа разрушаются, подземные ходы часто обваливаются, а в пониженных местах затопляются. Попугаи покидают старое гнездовье и селятся на новых участках. В этих местах мы были как раз в разгар новоселья. Если одна пара решила передохнуть от напряженного труда, то соседняя семья продолжала усердно заниматься строительством жилья. Самец со всей серьезностью важно выбирается из подземелья и направляется к сухостойным стеблям прошлогодней травы. Оглядевшись, он нацелился на кучку былинок и, захватывая одну за другой своим могучим клювом, стал вырывать их из земли. Набрав полный клюв и распрямив спину, направился с ношей к устью подземной выработки.

Приковыляв к выходу, он приостановился и, видимо, прикидывает, пройдут ли через отверстие по своим габаритам собранные им выцветшие на солнце и ветру прутики. Все еще стоя вертикально, тупик, как человек, пригнув голову, чтобы не зацепиться за "дверной блок", стал осторожно пробираться в глубь лабиринта. Уложив в гнездо строительный материал, хозяин скоро вышел из подземных владений и налегке, семенящей походкой зашагал к зарослям травы, чтобы нащипать новую охапку настила. Этот тупик-строитель сделал четыре таких захода.

Приблизился час массового отлета на кормежку. Водоплавающие, покидая колонию, целыми стаями поднимались и улетали на море. В бухтах, на воде, в это время темными пятнами выделяются тысячные стаи попугаев, которые вылавливают подошедшую к берегу мелкую рыбу - песчанку и мойву. Тупики - ихтиофаги. Питаются они исключительно рыбой. В ловле ее эти водоплавающие достигают большой виртуозности, позволяющей не ограничиваться поимкой одной рыбки. При этом птица неутомимо борется за "эффективность рыболовства". Каждый раз тупик полностью набивает свой тупоносый клюв дарами моря и, чтобы не терять времени на полупустые полеты от воды к гнезду, сберегает силы, делая полногрузными рейсы с кормом, сокращает число перелетов до минимума.

Много хлопот у тупиков со своими детьми. Почти все полярное лето детеныш беззаботно сидит в отчем гнезде и не торопится покинуть его. Птицы усердно воспитывают, обильно кормят тупичонка и бдительно охраняют вход в попугаичью пещеру от вражеского посягательства.

Интересно наблюдать любовное ухаживание тупика-рыцаря за самкой. Вежливо, учтиво он подбегает на своих ярко-красных лапках к подруге и, вытянув шею, нежно щекочет своим рубиновым клювом клюв попугаихи. Изредка она отвечает ему - ласково поглаживает расписным носом-клином, показывая образец взаимной отзывчивости и любви.

Тупики живут по установленному распорядку дня. Закончилось время кормежки - и они шумными стаями возвращаются с моря к своим гнездовьям. Жизнь в колонии морских тупиков продолжается...

Обогнув бухту Петунью, мы вплотную подошли к взметнувшемуся в небо замку Тамары. Такое название носит эта величественная и красивая, вроде старинного дворца, вершина. За замком Тамары - Лев-гора с восседающим на ней огромным гривастым каменным царем зверей.

Птичий базар в извечной суете и гомоне занят своим хлопотливым делом.

Но что-то вдруг встревожило пернатый мир: птицы взвились в воздух и затмили небо. Поднялся оглушительный гам. Мы не слышим друг друга, приходится объясняться жестами.

А вот виновник паники - оголтелый хищник чайка-бургомистр. Эта крупная птица ворует яйца, умеет схватить птенца, осмеливается напасть даже на взрослую птицу. К этому прожорливому разбойнику у Спирова собственная неприязнь.

Ранней весной, в период появления потомства у нерп, мы со Спировым не раз выходили на ледяные поля. Почти у каждой лунки лежали детеныши - беспомощные нерпята. Крупные чайки-бургомистры (их на Шпицбергене называют еще альбатросами) безжалостно нападают на бельков.

Александр вскидывает ружье и метким выстрелом (это он умеет делать мастерски) на лету снимает пернатого хищника. Альбатрос замертво камнем падает в ущелье. Жители птичьего царства устремляются за обидчиком. Птичий гнев неукротим. Пернатые ожесточенно бьют и щиплют своего врага, от альбатроса столбом летят пух и перья.

Постепенно пернатые колонисты угомонились. Наступило затишье: неприятель получил по заслугам.

Восстановилась та мировая нешумная житейская обстановка, которая характерна для птичьих базаров на островах студеного океана.

...Побыв в шумном мире птиц, мы возвращаемся домой, когда приливной вал неудержимо катится на берег и морская волна бьется у наших ног. В рюкзаках за спиной у нас чучела морских попугаев, искусно сделанные Александром Спировым.

Совершив путешествие из-за моря, они будут экспонироваться на материке в краеведческих уголках и музеях, представляя шпицбергенскую фауну.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru