Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Поморники. (Евгений Спангенберг)

Когда попадаешь к Полярному кругу, сразу обращаешь внимание на серых, длиннокрылых и длиннохвостых птиц - поморников.

На Мурманском побережье их называют солдатами, делая ударение на первом слоге. На берегах полуострова Канина их зовут поворками. Легким, как бы играющим полетом облетают поморники тундру, всматриваются в моховые кочки: не мелькнет ли где-нибудь леминг или полевка, не выдадут ли себя несвоевременным взлетом с гнезда подорожник, куличок, утка. Яйца разнообразных птиц Севера - настоящее лакомство для поморников. Но не только в тундре встретите вы поморников, их несравненно больше около жилья человека. Поселки рыбаков-поморов, рыбные промыслы или просто лодки, приставшие к берегу, как магнитом притягивают к себе деятельных и прожорливых птиц. Неторопливым полетом снуют они и у строений, и у развешенных на просушку сетей. Не спешите, однако, подойти и познакомиться с птицами. Они вскоре сами обратят на вас внимание. Своим внешним видом вы несколько отличаетесь от местных рыбаков-поморов, и поморники пожелают выяснить, что вы собой представляете и нельзя ли у вас поживиться съедобным кусочком. Птицы подлетят на два или три метра и, поворачивая голову, бесцеремонно осмотрят с ног до головы нового, незнакомого человека.

- Эй, разиня, рыбу прикрой. Видишь, повора летят! - кричит соседу здоровенный русый парень.

В высоких рыбацких сапогах по колено в воде стоит он около своей парусной лодки, до краев наполненной блестящей серебристой сельдью. Минуту спустя соседняя лодка уже прикрыта широким просаленным парусом. Но поворки настойчиво описывают над нею круги, на лету заглядывают под парусину и наконец умудряются выхватить небольшую рыбку. На удачника поворка стремительно нападают его товарищи, пытаясь отнять добычу. И среди скользящих в воздухе птиц вмиг поднимается страшная суматоха. Раздаются возбужденные голоса, какое-то необычное мяуканье, и эти звуки заглушают и плеск беспокойной морской волны, и людской говор. Наконец рыбка исчезает в широкой глотке одного из поморников, и вновь наступает непрочный мир и относительная тишина.

Я неоднократно пытался выяснить, почему поморников называют "солдатами" или "поворами", но никто из рыбаков не сумел удовлетворить мое любопытство.

- Деды наши так называли, а почему - нам неведомо, - сказал как-то мне древний, почти девяностолетний, рыбак Никита.

Он только что вернулся с ловли и на примитивном столе, поставленном на берегу, укладывал в бочонок селедку. На противоположном конце стола совершенно спокойно, как дома, сидел длиннохвостый поморник. Время от времени он наклонял набок голову и темным глазом смотрел вверх, на пролетающих мимо чаек.

Между делом Никита бросил птице небольшую селедку. Поморник схватил ее клювом, но, вероятно, не ощущая голода, бросил тут же на стол и остался на старом месте. Видимо, он привык прилетать сюда, когда древний рыбак разделывал рыбу, и чувствовал себя хорошо в обществе этого безобидного человека.

Эта дружба между старым рыбаком и крылатым разбойником тронула меня и глубоко запала в память. Грузная фигура помора, не желающего, несмотря на преклонный возраст, отходить от морского промысла, изящный поморник, отдыхающий после сытного завтрака, едва слышный ропот и плеск волны - во всей этой обычной северной картине чувствовал что-то милое и чудесное, веющее вековым покоем.

Большая часть жизни поморников протекает в открытом море. Здесь они отыскивают себе пищу или, отдыхая, покачиваются на широких морских волнах. Только время размножения заставляет их приближаться к островам и морскому побережью. Но не каждый год и не повсюду гнездятся поморники в области своего ареала. Их размножение тесно связано с численностью грызунов тундры: лемингов и полевок. В годы изобилия этих мышевидных грызунов кладка поморника состоит из двух яиц. Когда же грызунов бывает недостаточно, далеко не все поморники откладывают яйца.

Рис. Б. Лошака
Рис. Б. Лошака

Опасна для всех пернатых птица поморник: неутомимо рыскает этот крылатый разбойник над равнинами Севера, грабя чужие гнезда. Зато свои яйца и птенцов он защищает с самоотверженной смелостью. Пара поморников успешно изгоняет из своих владений не только ворона и крупную серебристую чайку, но даже лисицу, собаку и человека.

Как-то мы с приятелем в бугристой тундре подняли лисицу. Зверь кинулся наутек. Как и всякое осторожное животное, лисица бежала не открытой местностью, а лощинами, стараясь скрываться за торфяными буграми. Но ей это не удалось: на ее пути с гнезд то и дело поднимались поморники и, нападая с воздуха, гнали вон со своих гнездовых участков. Наблюдая это, мы смогли бы точно установить, куда скрылся зверь, но лисица не представляла для нас интереса.

Хорошо известно, что у четвероногих нет на затылке добавочной пары глаз. Но одна из местных лаек, попадая в гнездовые участки поморников и подвергаясь их нападению, вела себя так, как будто у нее были глаза на затылке. Каждый раз, когда птица стремительно подлегала сзади, собака подпрыгивала вверх и клацала челюстями в воздухе. К счастью ловкого летуна-поморника, он ускользал от зубов этой необыкновенной собаки.

Человек, случайно забредший к гнездам поморников, также подвергается ожесточенному воздушному нападению. Но поморник величиной с голубя, и, конечно, он ничего серьезного не может сделать человеку, лишь надоест до крайности или, в худшем случае, изловчится и ударит вас по затылку. Все это, естественно, - сущие пустяки.

Но однажды пара длиннохвостых поморников повела себя так, что я едва сдержался, чтобы не выпалить в них из ружья.

Это было, кажется, в конце мая на восточном берегу Белого моря. Выдался теплый и яркий день. Пользуясь хорошей погодой, я забрался далеко в тундру и не спеша занимался своими полевыми исследованиями. Около полудня, удобно усевшись на широкой кочке, я собрался позавтракать, но мое внимание привлек какой-то небольшой рыжий зверек. Не леминг ли? Надо сказать, что незадолго до нашего приезда в Семжу среди лемингов наблюдалось какое-то заболевание; многие зверьки погибали, а живые с каждым днем все реже попадались в тундре. Оставив на кочке ружье и завтрак, я поспешил к месту, где промелькнул рыжий грызун, но на поверхности его уже не было видно. Тогда я содрал наружний слой мха и вновь увидел зверька, но опять только на одно мгновение. Он промелькнул у моего колена и скрылся в случайной норке.

Возня в тундре привлекла пару длиннохвостых поморников. В это время они еще не приступили к размножению и в поисках пищи парили над болотами. Любопытные птицы заинтересовались не только моим поведением, их привлекала также и развернутая бумага, ярко белевшая на зеленом фоне моховых кочек. Поворачивая головы, поморники стали кружиться так низко, что я предпочел вновь завернуть хлеб в бумагу и придавил сверток прикладом ружья. Покончив с этим, я опять направился к месту, где спрятался неизвестный зверушка. Но тут один из поморников, крадучись, подлетел сзади и ударил меня клювом в правое ухо. Удар оказался довольно чувствительным - ухо мое горело и ныло, а по телу как бы пробежала электрическая искра.

Вам приходилось, вероятно, видеть, как два мальчугана, выбив камнем окно у соседа, пускаются наутек? Примерно так же вели себя и хулиганы-поморники. Часто и глубоко взмахивая крыльями, как бы танцуя в воздухе и переговариваясь между собой, они понеслись над тундрой и минуту спустя скрылись на горизонте.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru