Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Белка. Sciurus vulgaris L

Белка хорошо известна охотничьему населению, так как служит главным объектом пушного промысла. Она отличается гибким телом, небольшой головой, хорошо развитыми ушными раковинами с длинными кисточками (сережками) на них и пушистым хвостом приблизительно равным длине туловища. Передние ноги зверька сравнительно короткие, задние значительно длиннее. Пальцы снабжены острыми когтями. Зимний мех белки серого цвета, с различными оттенками. Горло, низ шеи и брюхо чисто белые, уши и хвост одинаковой с туловищем окраски, но бывает рыжего, бурого или черного цвета. Как ненормальное явление встречаются зверьки и другой окраски. Так, изредка попадаются белки с волосяным покровом сплошь черного, бурого, голубовато-черного, белого цвета и даже пегие.

Географические формы обыкновенной белки Сибири и Дальнего Востока, отличающиеся друг от друга окраской, качеством меха, размерами тела и черепа, выделяются в следующие подвиды:

1. Белка-телеутка, занимает островные и ленточные сосновые боры Западной Сибири. В зимнем наряде имеет светло-серую окраску меха. Отличается довольно крупными размерами. Длина тела взрослых самцов достигает 21-24 сантиметров при весе в 370-552 грамма.

2. Западносибирская белка, обитает в тайге к востоку от Уральского хребта до Енисея.

Белка
Белка

3. Восточносибирская белка водится в центральной Сибири от Енисея и Саян на восток до бассейна реки Лены. Окраска меха темная.

4. Забайкальская белка населяет тайгу Забайкалья к северу до широты северного берега Байкала, к югу - до Монголии.

5. Манчжурская белка, водится в Манчжурии и Приморской области.

6. Сахалинская белка, близкая к предыдущей, живет на острове Сахалине.

Из перечисленных подвидов на территории Восточной Сибири встречаются два - восточносибирская и забайкальская белка.

В пушной торговле географические разновидности белок хорошо различаются и относятся к различным "кряжам". По общесоюзному стандарту (изд. 1933 г.) белка Восточной Сибири распределяется между кряжами Енисейским, Ленским, Забайкальским, Амурским и Якутским. Границы кряжей и распространение географических рас в известной мере совпадают. Так, Енисейский кряж в основном соответствует площади обитания восточносибирской (S. v. martensi) и забайкальской (S. v. ftisconigricans) белок. Границы распространения других географических рас еще недостаточно четко установлены, но беличьи шкурки в каждом из кряжей имеют ряд характерных особенностей, позволяющих предполагать наличие самостоятельных подвидов. Так, например, белки Якутского кряжа выделяются среди остальных темной расцветкой меха, пышностью и шелковистостью волоса. Шкурки белок Амурского кряжа хорошо узнаются по крупным размерам, длинному хвосту и грубому волосяному покрову.

В пределах каждого кряжа белок разбивают при сортировке для экспорта по расцветке хвостов на "краснохвосток", "светлобурохвосток", "темнобурохвосток", "темнохвосток" и "чернохвостою".

По степени зрелости меха и мездры беличьи шкурки делятся на три сорта: "выходная", "синюха" и "высокая подпаль".

Лучшей по качеству меха в Восточной Сибири считается белка прибайкальская, с наиболее рослым волосом и темной окраской меха. На втором месте стоит белка районов Присаянья (верховья рек Иркута, Китоя, Оки и др.). Далее идет белка верховьев реки Лены, с менее плотной мездрой. Белки низовий Лены имеют серовато-голубоватый оттенок волосяного покрова, мех менее пушистый, чем у прибайкальской белки. Ниже их по качеству меха стоят шкурки енисейской белки (Нижнеудинский, Тайшетский районы). Белки Шиткинского района сходны по качеству меха с белками низовий Лены. В Присаянье и Прибайкалье чернохвостые белки составляют 65-75%, тогда как в примагистральных районах процент чернохвосток не превышает 35%.

Белка занимает обширную площадь лесов Западной Европы, северной половины европейской и азиатской части СССР, а также леса Монголии и Манчжоу-Го. Нет белки в Крыму и Туркестане. На Камчатку она проникла недавно. На Кавказе водится особый вид - кавказская белка.

В пределах Иркутской области белка водится всюду за исключением лесистых участков степей и гольцовой зоны высокогорий. Беличьи стации в зависимости от рельефа, климата и видового состава растительности разнообразны. В условиях северной тайги (верховья реки Нижней Тунгуски) основными стациями белки являются сосново-лиственничная и лиственнично-кедровая тайга (низовья реки Витима), в зоне южной тайги - сосново-лиственничные леса с примесью темнохвойных (верховья рек Лены и Ангары), прерывающиеся местами насаждениями чистых сосновых боров и темной тайги. В верховьях реки Витима стации белки состоят из чистых лиственничных насаждений. Во всей горнотаежной зоне преобладающим типом стации белки является темнохвойная тайга, состоящая из сочетания кедрово-лиственничных, кедрово-еловых, лиственнично-кедровых и елово-лиственнично-сосновых лесов.

Белка - дневное животное. В тихую, ясную и теплую погоду она целый день находится в движении, в поисках пищи лазит по деревьям, прыгает с ветки на ветку и перебегает по земле. С наступлением ненастья или сильных морозов белка уходит в свое гнездо, из которого подолгу не показывается. Гнездо, или так называемое "тайно", строится из тонких ветвей, внутренность его выстилается мхом или лишайником. Гайно устраивается обычно в густых кедровниках. В горнотаежной зоне южного Прибайкалья материалом для гнезда, как нами установлено, служат обросшие лишайниками сухие кедровые сучья, толщиной от 0,3 до 0,8 сантиметров. Наружный диаметр гайна 30-32, внутренний 13-15 сантиметров. Толщина стенок достигает 17 сантиметров. Входное отверстие обычно одно, 5-6 сантиметров в диаметре, направлено в противоположную сторону от господствующих ветров (большей частью на юго-восток). Гайно строится у основания сучка, на высоте 7-12 метров от земли. К массовому изготовлению гнезда белки приступают со второй половины сентября.

Иногда белки устраивают свои гнезда в дуплах деревьев. Там они живут главным образом в период размножения и вскармливания молодых, так как чувствуют себя в наибольшей безопасности от врагов.

Характер питания белки в Восточной Сибири зависит от состояния кормов, видового состава, лесонасаждений и изменяется по годам и сезонам.

В условиях горнотаежной зоны с частой сменой и разновозрастным составом лесных насаждений ассортимент кормов значительно богаче и разнообразнее, чем в северной тайге, состоящей из более или менее однообразных хвойных пород (лиственница в комбинации с сосной и другими). В горнотаежной полосе в годы урожая семян кедра пища белки, как показал анализ желудков, состоит на 85-90% из кедрового ореха. Второстепенное значение имеют семена лиственницы и ели, затем грибы и ягоды. Белка в. весеннее время охотно поедает лишайники, находящиеся на стволах берез, молодые побеги, почки и цветы лиственницы. Зимой она при случае охотно ест мясо различных животных и птиц. Белки (особенно молодые) усиленно гложут кости, что неоднократно наблюдалось и в природных условиях и в условиях парка. Это, по-видимому, объясняется потребностью зверька в минеральных солях.

Таким образом, кедровые и кедрово-лиственничные насаждения при наличии урожая семян в наших условиях обладают исключительно благоприятными условиями кормности и. кроме того, обеспечивают наилучшую защиту белки от врагов. Работа по изучению белки, проводимая Охотбиостанцией в течение ряда лет в Больше-Глубоковском биопункте, показала, что белка при наличии кормов круглый год живет в кедровниках, не предпринимая сколько-нибудь длительных перекочевок. Многие из белок, окольцованных весной, летом и осенью 1936 г., попадались в различное время от 2 до 7 раз на очень ограниченном участке живоловного путика площадью до 12 квадратных километров.

Для добычи кормов зимой белка или отгрызает сохранившиеся на кедрах шишки (первая половина зимы) или, спустившись по стволу, раскапывает в снегу сделанные ею запасы кедровых орехов. Наевшись, она возвращается по деревьям в свое гнездо. При этом отмечено, что белка никогда не ходит далеко по рыхлому снегу, так как, проваливаясь в нем, она замедляет бег и легко может быть поймана хищниками. Окольцованные белки, выпущенные на чистом месте, легко нагоняются и ловятся в глубоком снегу. Белка начинает ходить, как говорят, "широко" лишь с появлением твердой корки (наста) на поверхности снега.

Вопросы размножения нашей белки выяснены настолько слабо, что нет никакой возможности нарисовать полную сколько-нибудь удовлетворительную картину данного явления. Это тем более странно, что белка является одним из хорошо известных широким кругам населения животных. Попытки получить ответы на интересующие нас вопросы через корреспондентов Охотбиостанции не увенчались успехом. Они часто повторяют старые, "дедовские" положения - "выходит сама сороковая" или "приносит два, иногда три раза в лето", "щенки первого помета осенью дают приплод". То же и в отношении сроков гона. Вообще следует сказать, что биологию нашего основного промыслового животного мы знаем неудовлетворительно.

Из литературы и непосредственных наблюдений известно, что гон у нашей белки начинается в феврале-марте. В районах, различных по экологическим условиям, гон протекает в разное время. Сроки наступления гона определяются климатическими особенностями районов, а также состоянием кормовой базы и степенью упитанности белки. В горнотаежной зоне, как установлено наблюдениями в последние годы, гон белки проходит в период с конца февраля по конец марта, с некоторыми отклонениями, что легко определяется по изменениям половых органов самцов и самок, а также и по активности белок, сильному возбуждению самцов. Собираясь по нескольку штук, они с поразительной быстротой гоняются друг за другом по стволам деревьев и по снегу. В этот период появляется масса следов, идущих в различных направлениях.

Изменение половых органов самцов начинает наблюдаться значительно раньше наступления гона. Увеличение семенников у белок, отловленных в 1937 г. на Больше-Глубоковском биопункте, приходилось на январь. Половая же активность самок проявляется значительно позднее - в конце марта, начале апреля.

Судя по наблюдениям в природе, весенний гон продолжается 18-20 дней. В условиях горной тайги, как это можно заключить по имеющемуся фактическому материалу, первый гон начинается обычно с единичных случаев брачной игры ранней весной. В конце марта - начале апреля гон принимает характер массового явления и позднее постепенно затухает. Однако, как показывают наблюдения, в некоторой части стада гон затягивается. Так, добыча в Усть-Удинском и Слюдянском районах беременных самок в период с конца апреля по первую половину июля свидетельствует о большой растянутости периода спаривания. Последний выходит далеко за пределы так называемого "весеннего гона". Об этом же свидетельствуют следующие наблюдения Больше-Глубоковского биопункта.

Научным сотрудником этого пункта Н. Т. Грудининым в период с 20 апреля по 15 июня содержались в вольере беременные белки. Последние дали приплод в следующие сроки:

Самка № 1 - 1 мая
Самка № 2 - 20 июня
Самка № 3 - 14 июня
Самка № 4 - 3 июля
Самка № 5 - 23 мая.

Наблюдения Н. Т. Грудинина показали, что в годы плохого урожая кормов (как, например, в сезон 1934 г.) стадо производителей к весне приходит разреженным и слабо упитанным. В силу этого массовый весенний гон отодвигается на лето. Так было у нас в 1935 г. в горнотаежной полосе, когда после богатого урожая кедровых орехов начали наблюдать в тайге массовое появление молодняка во второй половине лета и осенью (август, сентябрь, октябрь). Самки с развитыми млечными железами обычно попадались в декабре. Понятно, что соответственно отодвинулась и линька. На руках у ряда охотников многих районов нашей области и БМАССР в этом году осталось до 25% невыходных белок. Позднему размножению белок в 1935 г. благоприятствовали и метеорологические условия: теплая, без осадков осень и высокие температуры в ноябре.

Фактические материалы и наблюдения на Больше-Глубоковском биопункте проливают некоторый свет на картину так называемого "второго гона" белок. Изложенные выше факты говорят о том, что процесс размножения у белок протекает с весны до поздней осени при отсутствии резко отграниченных друг от друга периодов. Но наличие в природных условиях беременных и подсосных самок глубокой осенью еще не говорит за наличие повторного гона. В наших условиях ни у одной из неоднократно отлавливаемых в разные летние сроки 1936-1937 гг. окольцованных самок (35-30 штук) ни разу не удалось зарегистрировать повторной беременности или повторного вскармливания молодых, тогда как первичные явления этого рода отмечались без малейшего затруднения. Правда, мы еще не располагаем достаточно обширным материалом, для выводов, но и имеющиеся данные позволяют в порядке первого приближения сделать вывод о наличии у белок в условиях горной тайги Восточной Сибири одного помета. Второй помет (который получен в условиях Московского зоопарка П. А. Мантейфель и на который указывают Гольцмаир и Н. П. Наумов) для белок-телеуток и енисейских в горнотаежной полосе Восточной Сибири, возможно, имеет место в отдельные годы лишь у очень небольшого процента особей. Во всяком случае для выяснения вопроса о повторной беременности самок требуется продолжение экспериментальных работ и накопление массового материала.

Продолжительность беременности у белок равняется примерно 35-40 дням. Число молодых в помете бывает от 3 до 8 штук. Чаще всего встречаются самки с 5 молодыми. Детеныши родятся голыми и слепыми, весом в 10-12 граммов при длине тела (без хвоста) в 7-8 сантиметров. На 20-ый день все тело бельчат покрывается густой шерстью, а на 29-30-ый день открываются глаза. Мать кормит их молоком в течение месяца. На 37-ой день бельчата начинают самостоятельно питаться и лазить по деревьям. Еще с месяц молодые белки остаются при матери, достигая 200 граммов веса. Когда молодые подрастают уже настолько, что приобретают самостоятельность, они пускаются на поиски пищи целым выводком. Таких бельчат у нас можно наблюдать во второй половине июня.

Исследования целого ряда биологов показывают, что численность стада белок подвержена колебаниям. Это приводит к снижению товарного выхода беличьей продукции в отдельные годы. Такое явление отнюдь не означает, как думают некоторые, падения промысла или систематического сокращения запасов животного. Это есть результат колебания численности животного, зависящий от совокупности биологических, экологических и других условий.

Из имеющихся данных и наблюдений нами сделаны следующие выводы:

1. После урожайного на кедровый орех года следует увеличенный выход белки в последующем, хотя бы даже и неурожайном на орехи году.

2. После целого ряда лет, урожайных на кедровый орех, следует увеличенный товарный выход белки до очередного неурожайного на кедровый орех года.

3. После неурожайного по кормам года следует резко сниженный товарный выход белки даже и в том случае, когда год заготовок отличается урожаем семян кедра.

4. Если неурожай на корма белки наблюдается в течение нескольких лет подряд, кривая товарного выхода белки стремительно падает.

Кроме этого, наши непосредственные наблюдения показывают, что, если после урожайного на кедровый орех года следует год полного неурожая орехов (что наблюдалось в Ойротской области в 1934 г.), то товарный выход белки резко снижается - белка расселяется по охотугодиям крайне неравномерно, массовые перекочевки ее в поисках пищи по лесным массивам Ойротии наблюдаются с 10-15 августа и к началу промысли белка почти целиком уходит. Оставшиеся зверьки сильно истощаются, наблюдается масса случаев гибели их в дуплах и гайнах. Гон у таких белок протекает вяло, сильно отстает и растягивается во времени. Эта картина наблюдалась нами в Ойротии в 1934 г., когда вяло проходивший гон можно было наблюдать у отдельных зверьков только 15/ΙΙΙ, тогда как в предыдущем, 1933 году, следовавшим за урожайным годом, к 15/ΙΙΙ наблюдался уже приплод.

Ветка с кедровыми шишками (вверху завязи)
Ветка с кедровыми шишками (вверху завязи)

Приведенный пример наглядно показывает зависимость колебания численности беличьего стада от урожаев и неурожаев основных кормов зверька.

В Восточной Сибири 1934 г. был годом полного неурожая семян хвойных (главным образом кедра, лиственницы и ели) в основных охотпромысловых районах, и мы видели, как в последующем 1935 г. резко понизился товарный выход белки. При обилии кормов в 1935 г. и хорошем урожае их в 1936 г. кривая товарного выхода белки в ближайшие годы повышалась и достигла максимума в 1937 г.

Таким образом, нужно сказать, что периоды высоких урожаев белки повторяются через определенные промежутки времени и находятся в тесной связи с урожаем основных кормов белки - семян хвойных деревьев.

Судя по имеющимся материалам и по наблюдениям за состоянием волосяного покрова белок, первые признаки весенней линьки в горнотаежной полосе нашей области появляются с первой половины февраля. Только в первых числах июня у самцов полностью заканчивается смена волосяного покрова.

Картина осенней линьки усложняется увеличением числа возрастных групп, каждая из которых имеет свои особенности в ходе созревания меха. Осенняя линька, начинаясь (в направлении от хвоста к голове) примерно в сентябре, заканчивается в нормальных условиях к 20-30 октября. В общем на ход линьки оказывают влияние сроки размножения и характер питания зверька.

Сезонные, главным образом осенние, передвижения белки, наблюдаемые в различных районах Восточной Сибири, имеют двоякий характер. Эти передвижения или совершаются в пределах одного небольшого массива, или охватывают площадь более крупную. В первом случае имеется обычная передвижка внутри сезонных стаций, во втором - белка оставляет одни лесные массивы и переходит в другие, с резко отличной экологической обстановкой. Например, из темнохвойной тайги она переселяется в лиственнично-еловые, лиственнично-сосновые и другие насаждения, находящиеся иногда на значительном расстоянии от летних стаций (мест размножения). Основной причиной этого явления надо считать неудовлетворительное состояние кормов. Из угодий с хорошей кормностью белка никуда не перемещается и круглый год живет на очень ограниченной площади. Это подтверждается неоднократным отловом окольцованных белок в различные сезоны года на Больше-Глубоковском опытном участке. Только осенью 1937 г. часть окольцованных белок откочевала в сторону южного берега Байкала и на запад. Радиус кочевок, как удалось установить, не превышал 25-50 километров (окольцованные белки были добыты в долине реки Китоя и в окрестностях села Култук). Количество откочевавших и добытых белок составляет очень небольшой процент к общему числу окольцованных (200 штук). Надо полагать, что перекочевки вызваны массовым уничтожением кедровых шишек кедровками в конце августа. В северных районах Иркутской области осенью 1937 г. имели место более дальние перекочевки белок, связанные также с неурожаем и уничтожением кормов, но, к сожалению, радиус кочевок установить не удалось, так как кольцевания белок не производилось.

При стихийных бедствиях (пожары, полное уничтожение кормов вредителями и т. п.) белки мигрируют, то есть предпринимают длительные переходы в определенном направлении.

Лучшим способом выявления радиуса кочевок является кольцевание.

Белки имеют много врагов. Главнейшими из них являются в условиях Восточной Сибири соболь, колонок, горностай. Первые два преследуют ее на деревьях. Спускаясь на землю, белка всегда рискует попасться в зубы лисицы или другого хищника, а также сделаться жертвой пернатых хищников - филина, совы, ястреба.

Конкуренты белки еще многочисленнее. Потребителями беличьих кормов являются в условиях Прибайкалья медведь, бурундук, летяга, кабан, полевки, глухарь, кедровка, пестрый дятел, поползень, кукша, сойка, синица и другие. К конкурентам белки может быть отнесен и кедровый шелкопряд, уничтожающий кедровые насаждения. В общей сложности все эти конкуренты уничтожают много кедровых орехов и тем самым подрывают благополучие белок.

Болезни белок в Восточной Сибири не изучены совершенно, если не считать обработку нескольких беличьих тушек (14 штук) противочумным институтом для определения глистных заболеваний. Обнаруженные глисты распределяются по трем классам: плоские, ленточные черви и скребни, причем ленточные и скребни относятся к категории широко распространенных у грызунов паразитов.

Добывают белку в основном двумя способами: ружьем и ловушками, В первом случае необходимым помощником промысловика является собака-лайка.

Охота на белку начинается с момента созревания шкурки, в условиях Восточной Сибири - со второй половины октября. Соответственно этому устанавливаются сроки начала промысла (с 20 октября в северной и с 25 октября в южной части Иркутской области).

Добычливость промысла в первую половину зимы зависит от промысловой собаки, поэтому хорошая собака ценится очень дорого. Лайка быстро находит белку, загоняет ее на дерево и лает, пока не подойдет хозяин. Самое добывание белки не представляет большой трудности. Затаившийся на дереве зверек подпускает охотника на очень близкое расстояние, обращая больше внимания на собаку, чем на приближающегося человека. Стреляют белок из мелкокалиберных дробовиков (шомпольных, чаще центрального боя), из малопульных винтовок "ТОЗ". Если белка много и собака работает хорошо, то за день промышленник добывает два десятка шкурок, но обыкновенно среднедневная добыча бывает скромнее - не больше 10-15 штук. Размеры добычи в значительной степени зависят и от погоды. Частые метели и особенно обильный снег очень мешают промыслу, и порою даже вынуждают охотников прекратить его раньше времени. Иногда практикуется добыча белки без собаки: по следам белки находят ее гнездо, выпугивают оттуда зверька и убивают. Случается, что в одном гнезде охотник застает не одну, а две или даже несколько белок. Этот способ охоты требует большой опытности, знания привычек зверя и значительной затраты сил. Наиболее удачной эта охота бывает по глубокому снегу во второй половине зимы, так как в это время белка не уходит далеко от гнезда и ее легче найти по следу.

Во многих районах Восточной Сибири добывают белку плашками. Шашечный промысел наиболее развит в Приангарье и на Лене. Плашка на белку представляет собой весьма нехитрое приспособление. Она состоит из двух коротких (50-70 см) и широких (25-40 см) колотых досок (плах), положенных одна на другую и расставленных на земле, на козлах, на колодах, камнях. Сверху, если верхняя половина плашки легкая, кладется бревно - "надавка". Настораживается плашка при помощи вертикальной насторожки, состоящей из двух частей, которые в свою очередь удерживаются под прямым углом горизонтальным стержнем. На конце последнего прикрепляется "наживка" или приманка - например, кусочек соленой рыбы, сушеный гриб, шишка и пр. Все сооружение часто накрывается ветками пихты, чтобы кедровки, сойки и другие птицы не могли достать наживу или попавшую белку. Плашки рубятся на месте промыслу заранее, с лета или в предшествующий охотничий сезон, реже во время самого промысла, и расставляются в большом количестве по тайге. В среднем на охотника приходится 400-500 плашек, а артель ставит их больше тысячи. Осмотр такого количества ловушек требует много времени. В один день промышленник успевает осмотреть до 200-250 плашек. По окончании промысла плашки спускаются, чтобы в. них во время отсутствия охотника не попадали белки. К сожалению, некоторые охотники по небрежности оставляют плашки настороженными и по окончании промысла, что приносит большой вред охотничьему хозяйству. Промысел белки эвенками, тофаларами и другими охотниками севера производится исключительно ружьем.

Основной производственной единицей на промысле является колхозная охотничья бригада, имеющая определенный участок. В результате такой организации промысла охотники освободились от стихии и самотека, полностью и равномерно осваивают угодья, проявляют заботу об охране участков, налаживанию путиков и орудий добычи на них, своевременно начинают промысел и ведут борьбу за улучшение качества пушной продукции.

В результате широко развернувшегося социалистического соревнования в Иркутской области в 1938 г. имелось 118 охотников, награжденных значком охотника-ударника. Непрерывно растут ряды охотников-стахановцев.

Многие колхозы нашей области закончили промысел IV и I кварталов 1938-39 гг. с большим перевыполнением плана. Так, колхоз "Трудовой подъем", Братского района, выполнил план на 114,8%.

Заработок охотников-ударников за зимний сезон нередко достигает полуторых тысяч рублей. Например, охотник Иванов Илья Иванович (Бодайбинский район) выполнил договор на 218,7%, заработав 1531 рубль. Охотник Шаманский Михаил Иванович (Братский район) сдал пушнины на 1580 рублей.

Приведенные здесь примеры далеко не исчерпывают списка отличившихся колхозов и колхозников.

Промысловое значение белки очень велико. Как уже отмечалось, этот плодовитый зверек служит главным объектом промысловой охоты. Кроме промысловиков-профессионалов, за белкой охотятся охотники-любители. Благодаря высокой стоимости шкурки и сравнительно несложной технике добывания белки, промысел ее ежегодно привлекает большое количество охотников. В бюджете промыслового населения доход от беличьего промысла составляет основную часть общего дохода от охоты. Заработок белковщиков ежегодно колеблется в зависимости от урожая зверька, но в лучшие годы, например, передовые охотники-эвенки, стахановцы охотничьего промысла, добывают на ружье по 1500 белок и больше (Катангский национальный район).

Исключительная роль белки в пушном промысле нашей области ярко характеризуется данными заготовок, в которых беличьи шкурки и по количеству и по стоимости неизменно занимают основное место. Так, по средним данным за три года (1936, 1937, 1938 г.г.) удельный вес белки в общих заготовках выражался в 84% к стоимости всей пушной продукции, заготовляемой в Иркутской области.

Как мы уже отмечали, урожай белки не бывает ежегодно одинаковым, а из года в год колеблется. Эти колебания находят свое отражение в заготовках беличьих шкурок.

Восточносибирская белка, в том числе и белка Иркутской области по качеству шкурки относится к наиболее высоким "кряжам". В этом отношении она уступает лишь белке якутской, амурской и телеутке. На территории нашей области заготовляются в основном белки двух кряжей: Ленского и Забайкальского и незначительное количество Енисейского кряжа. Белка Забайкальского кряжа является наилучшей и расценивается в среднем на 10% дороже, чем белка ленская.

Следует отметить, что высокое качество беличьей шкурки теряет часть своей ценности из-за недостаточно внимательного отношения охотников к рациональному добыванию и первичной обработке пушнины. Так, в 1938 г. выход белки в пересчете на головку (то есть на полноценную шкурку) составлял по области 87,5%. Другими словами, охотник и государство потеряли на качестве 12,5% общей стоимости беличьих шкурок. Окраинные промысловые районы, особенно национальные (например, Катангский), дают более высокий зачет на голову, что указывает на лучшую постановку промысла и первичной обработки шкурок в этих районах. Вообще же заготовительные организации до сего времени не развернули еще по-настоящему борьбу за высокое качество пушной продукции.

Основными мероприятиями, способствующими получению высококачественной бездефектной беличьей шкурки, надо считать: широкое внедрение самоловных орудий промысла (плашки, капканы и пр.), снабжение охотников соответствующими ружьями, улучшение культурно-бытовых условий на промысле, проведение массовой разъяснительной работы среди промысловиков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

В хорошем качестве онлайн фильмы смотреть бесплатно в Москве







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"