Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Я ее знаю - она меня не знает (Анатолий Севастьянов)

Рис. А. Семенова
Рис. А. Семенова

Валентин, механизатор совхоза, сидел в кабинете участкового милиционера и давал показания.

- Патроны сам заряжал? - спросил милиционер. - Вместо пыжей, наверное, бумага?

- В этом все и дело: пыжерубку потерял с переездом. Были бы патроны хорошие, разве бы я здесь сидел?..

Все началось с переезда из родной деревни в новую квартиру на центральной усадьбе.

- Хорошая квартира, со всеми удобствами. И печку топить не надо, и воду носить, даже горячая вода есть. А вот топор, к примеру, положить некуда, - зло говорил Валентин о своем житье на верхнем этаже нового пяти этажного дома. Вознесся над всеми дровами, сараями... А как откажешься от квартиры, когда все из деревни уехали?

В свободное время он садился в автобус, а то и пешком уходил к себе "на дачу", в осиротелый отцовский дом. Повод всегда был: протопить печку, чтобы картошка не замерзла в подполе, насыпать зерна курам. А чаще - сходить на охоту: дом у самого леса.

Однажды вышел в поле - две лисицы неподалеку. Сразу упал в снег, затаился: вдруг ближе подбегут! Одна ярко-рыжая, как огонь, а вторая, попроще, мышкует. Тихонечко переставила задние лапки к передним, чуть подалась назад и прыгнула. Пролетела по дуге и носом по самые уши воткнулась в снег. Подняла серебристую от снежинок мордочку, подобралась вся и опять как будто прыгнула через преграду. Ушки вперед, услышит писк или шорох - прыгнет, вроде бы играя, а глядишь - поймала, жует.

Вторая - Валентин сразу прозвал ее Рыжая - сидела и наблюдала за той, которая мышковала. Иногда подходила, нюхала снег - не осталось ли чего. Но что могло остаться от мыши? Разве кончик хвоста. "Почему же сама не ловишь?" - удивлялся Валентин.

Рыжая вдруг кинулась к лисице, как только та схватила полевку. Лисица отбежала, на ходу проглотила добычу и, обиженная разбоем, ушла в лес. Рыжая тоже направилась к перелеску.

"Огненная прямо, - подумал Валентин. - Все сделаю, а тебя добуду".

Сходил в деревню за капканом, выбрал самое узкое место в перелеске, где прошла лисица, рябчика не пожалел на приманку.

А когда зашел проверить - ахнул: в капкан попала куница! Всю прошлую зиму охотился за ней, собаку брал, тропил, капканы ставил, а она как заколдованная: не видел ни разу, только следы. А тут - на тебе, в первую очередь заскочила. Это бы хорошо, да Рыжая тоже пришла. Съела рябчика и куницу измусолила - шкурку снимать не надо, никому такая не нужна. Опять насторожил капкан. Но лисица больше близко не подходила.

В соседней деревне была чистопородная гончая, даже с медалью. Валентин стал уговаривать хозяина собаки погонять лисицу. Тот отнекивался, словно предчувствовал что. Но Валентин уговорил.

- Таких лисиц ты не видал: погода пасмурная, а шкура горит, как солнце на нее светит.

Голос гончака гремел на весь лес, а Рыжая свернулась на кочке, спала. Вдруг увидела перед собой обезумевшие от дикого азарта глаза, красную пасть, клыки, готовые сомкнуться на шее. Метнулась в сторону и, прошивая ветки косыми стежками, помчалась от собаки.

Оторвалась легко. Но пес упрямо шел по следу. Тогда Рыжая повела собаку в дальний отъем леса и проскочила по остаткам задранного волками лося. Гончак не захотел грызть кости, и ей опять пришлось уходить от погони.

Лисица сбила с еловой ветви снег, выскочила на дорогу, до блеска укатанную колесами машин. Побежала по ней легко, едва касаясь лапами заледенелого снега. Впереди показалась машина. Рыжая встала. Из открытой пасти свисал и быстро двигался в такт дыханию красный язычок. Не оставляя следов на обочине, она прыгнула далеко за куст - хотела сбить гончака со следа. Вряд ли был другой умысел. Но Валентин услышал дикий визг тормозов, в котором захлебнулся собачий лай. Шофер ничего не мог сделать.

Слух, что лисица заманила собаку под колеса машины, быстро разнесся по округе. А потом начались разговоры и о других проделках.

- Я на нее кричу, - рассказывала старуха, - а она лезет в куриное окошечко, как и не слышит. Внимания на меня не обращает. Я взяла палку - и в сарай. Дверь отворила, а она уже с петухом навстречу. Шмыгнула под ноги, я и палкой махнуть не успела.

Другой случай был с охотником. Выстрелил - лисица захромала. Собака стала догонять ее. Она развернулась, схватила пса поперек морды, пасть не дала открыть. Тот взвыл от боли, Затряс башкой, снег лисьим хвостом метет.

Подскочил охотник, ткнул лисицу ружьем. Она лязгнула зубами по стволам и бежать. Ружье разряжено, а напуганный пес только проводил ее обиженным лаем. На морде такие отметины, что охотник испугался: "Не стала бы собака бояться леса".

Дня через три в деревне заорали куры. Дед услыхал, вышел. Смотрит: идет по двору лисица. Прикрыл дверь, глядит в щелку, что делать будет. Лисица подошла к клетке с кроликами, встала на задние лапы, передними ткнула в сетку. Сетка не поддавалась. Лисица нажимала в одном месте, в другом. Кролики метались, а старик качал головой: "Сетка железная, а она хочет кролика поймать".

- Что ж ты, глупая, делаешь?! - крикнул он. Лисица и ухом не повела. Случайно лапой ткнула в крючок - открылась дверка. Сунулась в клетку. Дед затопотал по ступенькам. Лисица уже схватила поперек спины кролика и не спеша вылезла с ним. Увидела старика, припустилась в лес. Добычу не бросила.

Дед поставил капкан у дырки в заборе. Днем в него попала соседская коза.

- Егор Захарыч, ты же один в деревне с флажками охотился, - говорил старику хозяин козы, когда они бинтовали ей ногу. - Сколько лисиц добыл, волков даже стрелял! Что же ты с этой не справишься?

- Какой я теперь охотник?.. Во рту три зуба осталось, и то два блестящих. Я на нее кричу, а она в клетку лезет. Что-то тут не так. Уж больно спокойно ворует.

Написали городскому охотнику, из бывших местных. Приехал с фокстерьером. То ли собака слабоватой оказалась, то ли на самом деле лисица особенная, только пришлось охотнику доставать из норы своего фокстерьера с красной спиной. Может, виновата была другая лисица.

Как-то Валентин зашел во двор и сразу заметил - на насесте не хватает курицы. Пока не очень стемнело, нашел следы: лисица схватила ее за поленницей. Куры у них не белые - цветные, каких раньше водили в деревнях. Петя как из золота. Клюет, а перышки на шее вздрагивают, и в них искринки бегают.

Валентин пропилил в задней стенке бани окошечко, обил его войлоком, чтобы случайно не стукнуть ружьем, сделал дверку со стеклышком. Поставил в баню стул без скрипа. Против оконца устроил помойку. Около нее сразу наследили вороны. А когда появились следы лисицы, Валентин вморозил в снег кусок мяса, протопил баню, чтобы не мерзнуть, и с вечера засел с ружьем караулить Рыжую...

Утром не явился домой: задремал и до полусмерти угорел в сырой, давно не топленной бане. После этого караулить лисицу больше не ходил, но увидел ее однажды ночью. Остался как-то ночевать в деревне и вышел на крыльцо покурить.

"Разве так бывает в поселке?" - удивился он яркому лунному свету.

В небе сверкала луна без кругов и туманной дымки. Ступеньки под ногами хрустели от мороза, словно под них насыпали сахару. Забор курчавый от инея. Видно каждую палку. Рядом с ним тень на снегу, как будто лежит второй забор, только черный. Звезды бледнее, чем искры на сугробе.

Только хотел чиркнуть спичку - увидел лисицу. Она как будто из ничего появилась у ствола липы. Пожалел, что нет ружья - оно в доме. Пружинистая, с пушистым хвостом лисица смотрела на баню. Валентин подался назад, в темный проем двери. Заскрипели половицы, грохнулось с гвоздя коромысло! А лисица стоит, не обернется. И тут Валентин понял: "Глухая! Это же та самая лисица..."

Лисица
Лисица

...Как-то летом на машинном дворе он сидел на корточках у своего бульдозера и мыл в солярке железку. У стола, за которым в обед собирались трактористы, увидел лисицу - нюхала обрывки бумаги.

Пожилой слесарь тоже заметил ее. Валентин кивнул ему - давай, мол, за мной, - растопырил грязные руки, с которых капала солярка, и осторожно пошел к лисице. Та в сторону, но там вплотную к забору стоял фургон. Метнулась в другую - оттуда, тоже растопырив руки, шел слесарь. Лисица вскинула голову, опустила к земле, опять вскинула, прицеливалась и не решалась прыгнуть через высокий забор. Валентин бросился к ней. Но она, как в нору, шмыгнула в железную трубу под забором и старалась продраться между сводом трубы и грязью. Валентин сунул руку - не достал. Засуетился, схватил лом и со всей силы жахнул им по трубе!

Лисица рыжим снарядом выскочила по ту сторону забора. Не разбирая дороги, понеслась к лесу. Наткнулась на кочку, перевернулась через голову, бросилась уже в другую сторону, через луг от леса.

- Зачем ты, дурень, ломом ударил? - заругался слесарь. - Тебя бы самого в трубу посадить и кувалдой грохнуть.

- Да иди ты. Сам-то чего руки топырил? Ловил? А зачем она тебе? Летом шкура какая?

- Тебя, чудака, послушал... У нее, наверное, перепонки лопнули. Чем она тебе помешала?

Валентин злой ушел к бульдозеру. "Конечно, зачем бить? - думал он. - Так уж получилось, в азарте..."

"Неужели та самая лисица? - думал теперь Валентин. - Вот почему такая смелая - просто не слышит, когда на нее кричат. И ворует из-за того, что глухая. Я же видел - мышковать не может". Лисица обернулась, заметила его в проеме, шоркнула снегом и пропала в обманчивом лунном свете.

Еще неделю не выпускал Валентин кур. А когда пожалел - сидят без света - и открыл окошечко, вечером Рыжая утащила Петю.

Вот тут он и завернул ружье в тряпицу и положил в кабину бульдозера.

Ехал однажды с болота, чистил дорогу к торфу. Снег подрумянило низкое солнце. Тянулись ямочки лисьих следов, синеватые внутри, а по краям, где сдвинут снежок, розоватые. Посмотрел дальше по этим следам и увидел лисицу. Возле фермы сгрудились стога.

Валентин осмотрелся. Никого. Достал замотанное в тряпку ружье, быстренько собрал его, зарядил и направил бульдозер поближе к стогам. Лисица привыкла к технике и не боялась ее. Но когда распахнулась дверца, кинулась бежать. Из трактора блеснул огонек... Рыжая ткнулась в снег.

- А-а-а!! - радостно завопил Валентин, остановил бульдозер и, набирая в валенки снег, побежал к лисице. Схватил ее за шиворот, поднял над головой и затряс в воздухе.

Казалось, в руке держал только шкурку - такой худой от голода была эта лисица. Забрался в кабину, бульдозер взревел и ринулся по сугробу к деревне. Валентин запускал в лисий мех пальцы, теребил его, сияя от радости. На коленях лежала та самая Рыжая, которая прославилась на всю округу. У лисицы задергался черный уголок рта... Потом Валентин рассказывал милиционеру:

- Подняла голову и смотрит на меня. Прямо в глаза, как психиатр какой, - все понимает. Хвать за руку! Я чуть крышу головой не пробил. Она за коленку. Тут уж я вы прыгнул...

Бульдозер, рокоча мотором, один бодро шел по снежному полю к деревне. Валентин стоял по колено в снегу, смотрел то на бульдозер, то на бегущую к лесу Рыжую.

Бульдозер свистел выхлопной трубой и прямым ходом шел на деревенские огороды. Затрещал изгородью первой усадьбы и без всякой заминки проломил себе дорогу. Валентин схватился за голову. Бульдозер то валил целые прясла, то с хрустом проламывал проход только в свою ширину. Вминал в снег обломки заборов. Вздрогнула и рухнула на сугроб высокая жердь со скворечником. Толстая жердина переломилась и гулко ударила по кабине, как будто злясь на погром. Бульдозер рычал и ломился дальше.

"Во работает, гад! Не заглохнет... То чуть ткнется - и замолчал. Ну, бегемот..." - злился Валентин и бежал сзади, отпихиваясь от кольев, которые не давали забраться в кабину. Через все огороды пролегла просека с ровными полосами гусеничных следов.

Бульдозер вышел в поле и нацелился на черный смолистый столб электролинии. Валентин опять схватился за голову. Но на этот раз ему повезло - "бегемот" промахнулся. За столбом тянулась мелиоративная канава. Бульдозер смело нырнул в нее носом, ткнулся ножом в дно и наконец замолк...

От участкового милиционера Валентин вышел подавленным. "Заборы придется ремонтировать или платить ущерб, - подводил он итоги. - Ружье отобрали и неизвестно, отдадут ли... Обойдется мне эта лисица... Ну, Рыжая! Были бы патроны хорошие, шапка у Надьки была бы. Все квартира эта новая - пыжерубку потерял... Кончать с ней надо, пока всех кур не перетаскала".

На попутке добрался до старика, Егора Захарыча, взял у него мешок красных флажков. Приехал в деревню. Распутал, уперся подбородком на оба кулака, задумался: каждый раз, когда связывался с этой Рыжей, случалось что-нибудь одно хуже другого. Чего она еще придумает? Думал долго. Потом вышел на улицу и двумя рядами флажков окружил свой дом.

"Пускай живет. Я ее знаю - она меня не знает".

Уже весной, в начале апреля, он услышал, как будто лаяла охрипшая собака. Оказалось, лисица, Рыжая. Брела вдоль опушки и горланила, не стесняясь белого света, а может, не слыша своего голоса. То ли недовольная чем, то ли звала лисовина.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"