Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Английский сеттер

"Сеттер" в переводе с английского означает "приседающий". Такое название собаки этой породы получили не только за стелющиеся, кошачьи, крадущиеся движения, но и за манеру припадать, приседать и даже ложиться перед птицей. Эти качества до настоящего времени сохранили только английские сеттеры. Ирландские и шотландские такими качествами не обладают, но тем не менее их тоже называют сеттерами.

По экстерьеру и рабочим качествам сеттеры двухсотлетней давности резко отличались от тех, которых англичане вывели в XIX веке, когда обособилось два направления в их разведении. Некоторые владельцы питомников разводили чисто выставочных сеттеров, не очень заботясь об их рабочих качествах. К числу наиболее преуспевших в этом направлении относился Э. Лаверак (1800-1877). Выведенные им рафинированные красавцы были широкоизвестны в Европе, Америке и России. Основной причиной, побуждавшей к этому заводчиков, были выставки, на которых владельцы победителей награждались дорогими призами. Немалые средства владельцы питомников получали и от продажи собак как в самой Англии, так и за границей.

Чистопородные сеттеры Э. Лаверака по тем временам ценились очень дорого. Известно, например, что в 1877 году в Петербург были привезены два очень красивых английских сеттера, которые были обменены на лошадь, стоившую две тысячи рублей.

Не очень грамотный в зоотехнии Э. Лаверак в погоне за экстерьером очень часто допускал близкородственные вязки, вплоть до кровосмешения сына с матерью и брата с сестрой, что в конечном итоге привело к тому, что "порода" (так назывались тогда собаки отдельных заводчиков) начала вырождаться. Отразилось это на их внешнем виде: они стали значительно мельче, в их телосложении и отчасти в самой масти появилась карикатурность.

Английский сеттер перед птицей - сила, страсть и красота
Английский сеттер перед птицей - сила, страсть и красота

Чистокровные собаки Э. Лаверака чаще болели чумой и другими болезнями, были прожорливы. По охотничьим качествам они слыли нервными, раздражительными, злобными, боялись выстрелов. Стойка - кульминация действий собаки при охоте на птиц - у них нередко доходила до каталепсии, принимала какой-то эпилептический характер. Собакам делалось дурно, некоторые шатались а, опомнившись, они со страхом убегали к ногам охотника.

Вполне естественно, что такие собаки не могли отвечать требованиям не только взыскательных, но и рядовых охотников. Таким образом, пятидесятилетняя деятельность заводчика Э. Лаверака закончилась довольно печально. Однако по крови собаки его питомника оказались необходимыми и были еще долго использованы другими заводчиками. Даже сейчас есть целые регионы, где всех английских сеттеров иначе как лавераками не называют, хотя истинных кровей лавераков в них уже давно нет.

Во второй половине XIX века кроме выставок, на которых оценивали только внешние качества легавых собак, в Европе и России начали широко проводить полевые испытания и состязания. Для этого требовались не только более чутьистые и быстроаллюрные собаки, но и типичные по стилю работы, то есть по гармоничности всех действий и движений, присущих данной породе. Призы победителям на таких состязаниях были очень дорогостоящими, а английские сеттеры - самыми многочисленными и наиболее популярными по сравнению с собаками других легавых пород. Поэтому вполне естественно, что охотники хотели иметь красивых, хорошо работающих собак.

К этому времени в Англии были выведены не такие красавцы, как сеттеры Э. Лаверака, но хорошо работающие. Для получения желаемых результатов некоторые заводчики скрещивали высоко экстерьерных сеттеров Э. Лаверака с собаками рабочих ветвей других заводчиков. Наибольшего успеха в этом деле добился английский заводчик Пюрсель Льюэллин, который начал свою деятельность уже с учетом опыта работы Э. Лаверака, приобретя у него четырех типичных лавераков для использования в качестве производителей при скрещивании их с рабочими сеттерами других заводов.

П. Льюэллин был не только страстным охотником и любителем сеттеров, но и весьма состоятельным землевладельцем. Он имел питомник и возможность беспрепятственно работать с собаками в поле. К концу XIX века собаки его завода стали все чаще и чаще побеждать на состязаниях, завоевывая славу владельцу питомника. Это повлекло за собой их интенсивное распространение. В Англии и в других странах собак его завода стали именовать льюэллинами.

Время появления первых английских сеттеров в России как установившейся породы известно точно, так как в русской гвардии в то время служили англичане Перленд и Гамильон, которые имели в Северной Англии значительные поместья и всякий раз привозили оттуда собак. С их помощью владелец бывшего английского магазина в Петербурге Когун в 1843 или в 1844 году выписал двух английских сеттеров: одного для графа Перовского, другого - для М. Е. Храповицкого.

В 1845-1846 годах в Петербурге было уже немало английских сеттеров. В 1847 году Перленд привез двух замечательных по окрасу собак этой породы - белой масти с черными глазами и носами - для подарка великому князю Михаилу Павловичу. От одного из этих кобелей и желто-пегой суки известного петербургского охотника И. А. Серебрякова и начала распространяться раса белых сеттеров с редкими отметинами или крапом, черноглазых и черноносых особей, пользовавшихся большой популярностью до 80-х годов. В эти же годы в России начали появляться и чистопородные льюэллины.

Русские охотники-собаководы очень быстро оценили рабочую ветвь английских сеттеров, их внешнюю красоту, природный ум и легкость дрессировки. Стелющийся галоп на поиске, при котором, как говорят истинные любители этой породы, собака не расплещет даже стакан воды, поставленный ей на спину, верное и дальнее чутье и разнообразные позы на стойке украшали процесс охоты и оставляли неизгладимое впечатление у истинных охотников. Причуяв птицу, собака на стойке может оказаться на прямых ногах, присесть, лечь, а находясь на параллели при поиске и прихватив запах птицы, мгновенно замереть, изогнувшись дугой, с головой, повернутой на ветер. Среди всех пород легавых эти качества до сих пор присущи только английским сеттерам. Кроме замечательных

Только английский сеттер может оказаться в такой позе перед причуянной дичью рабочих качеств английский сеттер мягок по характеру, привязчив, но не навязчив. У него очень выразительный, всегда чуть-чуть грустный взгляд темно-карих глаз. Словом, это не только прекрасная охотничья собака, но и украшение квартиры.

По окрасу английские сеттеры весьма разнообразны. Основной фон "рубашки" у них белый, но на нем могут быть черные, оранжевые, красные или желтые пятна, крап или мазки. Бывают трехцветные особи. В этом случае на белом фоне могут быть черные пятна, крап или мазки, и только на морде, запястьях и плюснах допускается желтый, оранжевый или красный крап.

В конце XIX - начале XX века в Петербурге было несколько питомников, где разводили и распространяли английских сеттеров. Наиболее известным был питомник "Мэрвиль" И. И. Алафузова. Здесь вели линии и семейства чисто выставочных собак, а производителей выписывали за очень большие деньги из Англии, главным образом ог заводчика Стидмана. В питомнике "Фильдинг" графини Е. Д. Бенкендорф вели линии и семейства рабочих сеттеров очень хорошего экстерьера с производителями, вывезенными из Англии и Франции.

Можно назвать еще питомники супругов А. В. и В. А. Малама, заводчиков Д. О. Падорога, В. Р. Дица и Н. А. Гена. У последнего всегда было много собак. Однако полевые качества животных, как правило, приносились в жертву выставочной красоте. Организовывали питомники К. К. Фалеев, А. А. Зифтинген и другие старинные охотники, но особо хочется остановиться на питомнике С. П. Меча, крови собак которого до сих пор встречаются в некоторых линиях наших современных английских сеттеров.

С. П. Меч привозил производителей из Англии и Бельгии. Он разводил хорошо и стильно работавших сеттеров очень высокого экстерьера. В питомниках перечисленных владельцев сосредоточивалось все лучшее, что появлялось в Англии, Франции и Бельгии. Из питомников Петербурга, где было сосредоточено основное количество сеттеров в России, собак везли в Москву, Саратов, Нижний Новгород, Казань, Ростов и другие кинологические центры.

После 1900 года видное место в России начали занимать сеттеры, выведенные названными заводчиками. Они не уступали импортным ни по экстерьеру, ни по рабочим достоинствам. Особого успеха в этом направлении добилась в питомнике "Фильдинг" Е. Д. Бенкендорф. Наиболее известными стали две собаки ее завода - Магда-3238 и Фильд-Дива.

Магда-3238, родившаяся 28 сентября 1909 года, неоднократно была чемпионом на выставках и полевых состязаниях и завоевывала славу своей владелице. Жемчужиной 1913 года была дочь Магды - красавица лемон-бельтон Фильд-Дива. В годовалом возрасте она оказалась первой в открытом классе на X выставке. На осенних испытаниях, пройдя всего лишь четырехнедельный курс натаски, эта феноменальная собака в великолепном стиле выиграла второй приз первопольных, второй приз многопольных, третий приз в паре с однопометником Фильд-Каунтом, призы лучшего английского сеттера и лучшей первопольной легавой в классе многопольных.

На следующей, XI выставке под судейством англичанина Больдуина, она оказалась с первым призом в классе многопольных и множеством других частных призов, завоевав звание чемпиона и лучшего сеттера выставки. Характеризуя выставленных собак, судья сказал про эту русскую собаку, что в Англии нет и давно не было ей подобных.

Столь высоких результатов в разведении сеттеров русские заводчики смогли добиться не только потому, что, будучи весьма состоятельными, приобретали за границей все лучшее, но и потому, что были высокообразованными и вели породу на научной основе. Английские сеттеры, разводимые в России, к тому времени в значительной степени обособились от того исходного материала, который поступал из-за границы в середине XIX века.

На протяжении всего послереволюционного периода разведение английских сеттеров у нас в стране ведется с целью получения высокоэкстерьерных, хорошо работающих собак. Вследствие такой селекционной работы выведены высокопородные собаки, легко и рано принимающиеся за работу, обладающие замечательным чутьем и способные свободно конкурировать на состязаниях с легавыми любой породы. Длинношерстные сеттеры легче короткошерстных переносят холода и хорошо работают на осенних высыпках вальдшнепа. Натаскивать воспитанного английского сеттера истинное удовольствие. Мягкий, послушный, с врожденной стойкой, иногда уже на первом году жизни его можно использовать на охоте по перу.

Порода организм подвижный, структура которого может довольно быстро изменяться. При разведении английских сеттеров в России и в Советском Союзе бывали периоды подъемов и спадов. В настоящее время в некоторых областях и даже регионах наблюдается спад разведения легавых собак, в том числе и английских сеттеров. В Ленинграде, например, в 1945 году на выставке экспонировалось 35 английских сеттеров, а в 1987 году - только 13 во всех трех возрастных группах.

Основной причиной резкого уменьшения количества собак является ужесточение правил и сроков охоты по перу. Когда-то охота открывалась в петров день, 12 июля по новому стилю. Может быть, это для Северо-Запада и рановато, но открывать ее 10 сентября, как это имело место в Ленинградской области, безусловно слишком поздно, так как в это время взматеревшая птица становится столь строгой, что не выдерживает стойки легавой, и ее применение становится бесполезным.

Несмотря на все невзгоды, которые, безусловно, являются временными, английские сеттеры были, есть и будут. Порода имеет свою историю, разветвленные линии и семейства, очень хороших производителей и самозабвенных любителей, а это главное для ее разведения, распространения и процветания.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"