Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Охотничья лодка

При проведении учетов численности водоплавающей дичи, работ биотехнического плана и преобладающего большинства способов охоты зачастую приходится пользоваться лодкой. Речь идет не о всевозможных катерах и моторках, которые очень удобны для преодоления значительных расстояний преимущественно чистой воды, но малопригодны на мелководьях, среди зарослей и там, где продвижение по угодьям должно быть по возможности малозаметным. Это прежде всего лодки, позволяющие охотнику пробираться по узким и извилистым протокам, проталкиваться сквозь чащи тростников и рогозов, проникать на самые потаенные плесы и туда, где глубина воды не превышает 15-20 см. Только с них, осторожно проплывая вдоль кромки прибрежной растительности, можно подсчитать отдыхающих или жирующих на воде уток. Только на них удается пробраться туда, где предстоит соорудить искусственное гнездовье или высадить семена либо корневища кормовых растений. Только они по-настоящему пригодны для охоты. К охотничьей лодке предъявляются совершенно определенные требования. Она должна быть легкой, устойчивой и прогонистой (т. е. хорошо проходящей через заросли), должна иметь небольшую осадку и невысокие борта. Все эти свойства на охоте очень важны. Трудно даже описать, как утомительна езда на тяжелой, неповоротливой посудине, теряющей ход в любом скоплении водорослей, плавающих на воде листьев или других наносов, намертво застревающей среди самых реденьких камышей или там, где ее днище хоть чуть-чуть задевает дно водоема. Что касается лодки малоустойчивой, или, как говорят, валкой, то на охоте она может быть попросту опасной. Любое резкое движение, быстрый поворот, попытка встать ведут к нарушению равновесия, неожиданному крену, и охотник, его ружье и патроны легко могут оказаться за бортом. В августе или сентябре и там, где не очень глубоко или недалек берег, это, конечно, неприятно, но не так уж страшно. А вот вывалиться из лодки ранней весной или поздней осенью, да еще на глубоководье - дело нешуточное и грозит серьезными последствиями. Глубоко сидящие в воде и высокобортные лодки крайне неудобны тем, что на них невозможно охотиться на мелководьях, их трудно маскировать при устройстве лодочного шалаша, а в сильный ветер они очень парусят, и управлять ими трудно.

Из всего многообразия лодок, созданного рыбаками и охотниками различных регионов нашей страны, для охоты, несомненно, наиболее удобны 4 типа, а именно: долбленые осиновые или тополевые ботники (только при условии, что они хорошо разведены, т. е. по форме дна приближаются к плоскодонке); охотничьи подъездные челны, широко использующиеся охотниками Ленинградской, Вологодской и ряда других областей; легкие плоскодонные дощанники и астраханские куласы (рис. 14).

Рис. 14. Типы охотничьих лодок: 1 - ботник, 2 - подъездной челн, 3 - дощаник, 4 - кулас; а - кормовое весло, б - байдарочное весло, в - длинное весло, г - шест
Рис. 14. Типы охотничьих лодок: 1 - ботник, 2 - подъездной челн, 3 - дощаник, 4 - кулас; а - кормовое весло, б - байдарочное весло, в - длинное весло, г - шест

Все эти лодки имеют ряд общих особенностей - они относительно легки, низкобортны и либо вообще плоскодонны, либо днище их имеет лишь незначительный выгиб от носа к корме и от борта к борту. У подъездного челна верх опалублен, кроме кокпита (места для человека и багажа). Куласы, изготовленные из стекловолокна, опалублены примерно так же. У деревянных куласов, большинство дощанников и ботников в носу и корме обычно имеются лишь скамейки.

На лодках указанных типов сравнительно редко ставят уключины для гребли распашными веслами. Они малоудойны на мелководьях, где сплошные водоросли и стебли надводных растений непрерывно цепляются за лопасти весел. Гнать лодку в зависимости от глубины воды лучше всего с помощью короткого кормового, байдарочного либо длинного весла. Длинное весло или просто шест нужны для езды в упор и гребком. Но, чтобы успешно пользоваться всеми этими приспособлениями, нужны определенные сноровка и умение. Многие охотники, год за годом охотясь на водоплавающих, так и не удосуживаются освоить данное искусство и много из-за этого теряют. Им оказываются недоступны более или менее отдаленные участки угодий (если егерь не подбросит их туда на моторке). При охоте переезд с места на место, высадка и съемка чучел, особенно там, где есть течение или в дни с сильным ветром, превращаются для них в мучительную процедуру. Они тратят массу усилий, чтобы загнать лодку в выбранное укрытие или выехать из него, им, конечно, не под силу догнать уплывающего подранка

В то же время они легко могли бы избежать всех этих неприятностей, поскольку научиться грести одним веслом и гнать лодку с помощью шеста вовсе не сложно. Техника гребли байдарочным веслом вообще никакого особого искусства не требует. Гребок справа, гребок слева и лодка, слегка виляя из стороны в сторону, пойдет по заданному направлению. Однако двухлопастное весло не везде и не всегда удобно. Грести им можно только сидя, толкаться, упираясь им в дно, нельзя (этому мешают наличие второй лопасти и недостаточная прочность весла), а при проезде среди камышей или тростников стебли последних очень мешают гребле. Поэтому однолопастные весла (короткое для езды сидя, длинное - стоя) на охоте много предпочтительнее. При пользовании ими у начинающего охотника всегда возникает одна сложность. Дело в том, что при проведении гребка с правого борта лодка обязательно начинает уходить влево, и наоборот. Если не предпринять каких-либо мер при гребле с одного борта, лодка будет ходить по кругу. Чтобы избежать этого, обучающиеся чаще всего прибегают к одному и тому же приему, а именно попеременно переносят весло с одного борта на другой. Схематично это выглядит так: гребок справа - лодка продвинулась вперед, но и уклонилась влево, гребок слева - лодка опять двинулась вперед, но и вильнула вправо. Поскольку для переноса весла с борта на борт требуется какое-то время - выписываемые лодкой зигзаги весьма заметны, они задерживают продвижение вперед и мешают управлять лодкой. На узких извилистых руслах протоков или на проходах в тростниковых крепях лодка то и дело будет утыкаться носом в берега или стенки растительности. Кроме того, с перекидываемого над лодкой весла, на ружье и вещи охотника обязательно стекает вода, которой за 2-3 часа такой гребли набирается достаточно много.

Таким образом, рассматриваемую технику пользования однолопастным веслом никак нельзя назвать прогрессивной. Нужно научиться грести с одного борта (с правого или с левого, кому как удобнее), а чтобы лодка не крутилась на месте, следует освоить лишь один прием. Заключается он в том, что каждый гребок должен завершаться подправкой, удерживающей лодку на заданном курсе. Для этого в конце каждого гребка весло слегка поворачивается так, чтобы плоскость его лопасти была уже не перпендикулярна, а параллельна борту лодки и затем отводится в сторону, противоположную борту (рис. 15). В результате корма лодки (при гребле с правого борта) уходит влево, а нос - вправо, возвращаясь на первоначальный курс. Поворот влево осуществляется гребком справа, причем он будет тем круче, чем дальше при гребке весло было отведено от борта лодки. Поворот вправо - более сильной подправкой. Все эти приемы за несколько часов гребли можно освоить, и в дальнейшем они становятся настолько привычными, что выполняются автоматически.

Рис. 15. Схема управления лодкой с помощью одного весла или шеста: 1 - направление движения лодки и положения лопасти весла; а - при начале гребка, б - при подправке, в - при начале нового гребка; 2 - направление нажима на шест для поворота лодки: а - влево, б - вправо
Рис. 15. Схема управления лодкой с помощью одного весла или шеста: 1 - направление движения лодки и положения лопасти весла; а - при начале гребка, б - при подправке, в - при начале нового гребка; 2 - направление нажима на шест для поворота лодки: а - влево, б - вправо

При езде упором (т. е. когда лодку гонят, упираясь в дно шестом или длинным веслом) большинство начинающих совершают ту же ошибку. Стараясь удержать лодку на выбранном курсе, они то и дело переносят шест с одного борта на другой, толкаясь то справа, то слева. Кроме того, они находятся во власти ложного убеждения, что в этом деле требуется применение значительных физических усилий. Повернувшись лицом в сторону кормы, они что есть силы упираются шестом в дно, совершают толчок и в большинстве случаев обнаруживают, что лодка пошла совсем не туда, куда им хотелось. На самом деле, езда упором требует не столько силы, сколько умения, и напрягаться при ней приходится, только преодолевая сильное течение, ветер, мелководья или заросли водных растений. Вне этих помех можно гнать лодку с минимальными физическими усилиями. Упертый в дно шест практически позволяет повернуть лодку куда угодно. Притягивая к нему корму, вы поворачиваете влево, отводя корму от него - вправо (или, если толкаетесь с левого борта, наоборот (см. рис. 15). Искусство заключается в том, чтобы одновременно, толкая лодку, сообщать ей и поступательное движение и, регулируя положение кормы, удерживать ее на курсе. Нужно только всегда стоять лицом к носу лодки и неустанно контролировать и подправлять направление ее движения. Дается это не сразу, но после нескольких дней тренировки дело идет на лад. Тем же, кто стремится не столько освоить технику езды, сколько любыми средствами добраться до места охоты, искусством езды упором не овладеть. Высшим классом владения шестом или длинным веслом является уменье управляться с ними одной рукой. Возможно это, конечно, лишь после длительной практики и там, где ни течение, ни ветер не сбивают лодку с избранного направления. Освоив это искусство, можно охотиться в одиночку с подъезда - одной рукой гнать лодку, а другой - держать готовое к выстрелу ружье.

Нужно сказать, что во многих охотничьих хозяйствах качество лодочного инвентаря часто бывает ниже всякой критики. Длинных весел (а весло для езды упором должно быть не короче 3 м) вообще нет, а шесты или коротки, или вместо них используются крайне неудобные алюминиевые трубы. Пользоваться ими - истинное мучение, так как они очень тяжелы, а в холодную погоду от них замерзают руки. Хороший шест должен быть длинным - 3, 4, а то и 5 м, легким и иметь в верхней части диаметр не больше 5-6 см. Чем глубже водоем, на котором проводится охота, тем длиннее должен быть шест и тем больше оснований для перехода от него к длинному веслу. Только в этом случае охотник сможет толкаться или грести, не сгибаясь каждый раз в три погибели, что очень утомительно.

Сейчас в магазинах продается великое множество сборных и надувных лодок. Многие из них довольно удобны для ловли рыбы, преодоления водных преград и охоты, там, где она не требует большой езды, а лодка нужна, чтобы добраться до какого-то участка озера, высадить чучела, достать с воды убитую птицу и т. д. Для далеких переездов, для мест, где вся охота проходит на воде, все эти лодки, конечно, менее удобны, чем хороший ботник, челн или кулас. Тем не менее многие охотники, заимев какой-нибудь из имеющихся в продаже образцов, не желают с ним расставаться даже и там, где могли бы пользоваться обычной лодкой. 1Можно постоянно видеть, как в астраханский поезд садятся товарищи, отягощенные громадными тюками, в которых явно просматриваются детали различных плавсредств. А ведь едут они рыбачить или охотиться туда, где в организованных хозяйствах каждому приезжающему выдается кулас. Несмотря на это, во время охоты в дельте р. Волги или в азовских плавнях вдруг встречаешь охотников в байдарке или резиновой надувной лодке, очень малопригодных в данных условиях. Видимо, здесь действует принцип: если уж я купил и имею эту лодку, то должен ею пользоваться.

Лодка для охотника это не только транспортное средство. Замаскированная соответствующим образом, она превращается в сухой и удобный скрадок. Оснащенная тентом и примусом - может служить настоящим плавучим домом, где можно укрыться от непогоды, вскипятить чайник и выспаться. На обширных водных пространствах, отправляясь на охоту иногда за десятки километров от берега, лодку так и используют.

Необходимо сказать, что умение поставить лодку в укрытие так, чтобы из нее потом было удобно стрелять, требует определенной сноровки. Большинство начинающих охотников, выбрав подходящую куртину тростника, просто загоняют в нее лодку как можно глубже, кормой в сторону того плеса, над которым собираются стрелять. Этим они сразу же ограничивают себе и общий обзор, и сектор обстрела. Гораздо целесообразнее ставить лодку вдоль стены тростника или рогоза так, чтобы от воды один из ее бортов отделялся лишь узкой полосой маскирующей растительности. Лучше всего отыскать для укрытия узкий, выдающийся на чистую воду мысок зарослей и уже в него загонять лодку (рис. 16).

Рис. 16. Укрытие лодки при охоте: 1 - неправильное, 2 - правильное, 3 - наиболее выгодное
Рис. 16. Укрытие лодки при охоте: 1 - неправильное, 2 - правильное, 3 - наиболее выгодное

Как говорил G. Т. Аксаков, "вода - красота природы", и охота на воде, конечно, прекрасна. Однако именно здесь превратности погоды и всевозможные случайности грозят человеку самыми серьезными опасностями. Часто бывает, что, сидя в замаскированном челне, вы наслаждаетесь тихой прелестью весеннего заката, застывшей гладью широкого разлива, работой подсадной утки, а через какой-то час всей этой идиллии приходит конец. Налетевший шторм гнет и валит стенки шалаша, хлещет в лицо ледяными брызгами, и спокойная поверхность вод вскипает белой пеной стремительно набегающих волн. В этих условиях снять с воды подсадную и чучела и выехать туда, где можно укрыться от непогоды, бывает очень не просто. Лодку захлестывает, шквальный ветер непрерывно сбивает ее с курса и порой самого высокого искусства и напряжения всех физических сил не хватает, чтобы преодолеть неистовство стихии. На не очень больших закрытых водоемах в этом случае надежнее всего отдаться на волю ветра, дать ему унести вас к подветренному берегу и уже вдоль него, под его защитой, пробираться к дому. Там же, где берега далеко, приходится искать укрытие, место, где можно отсидеться (участок затопленного леса, густую куртину тростника) и переждать непогоду, не выматывая в борьбе с нею силы, да еще с постоянным риском перевернуться.

И все-таки капризы погоды не самое страшное. При умении обращаться с лодкой, соблюдая полное спокойствие, с ними можно справиться. Настоящая беда - это потеря лодки там, где без нее невозможно добраться до суши. При несоблюдении некоторых обязательных правил случиться это может очень просто. Мы часто пользуемся лодкой только для того, чтобы попасть на место охоты, а там, оставив ее, отправляемся в устроенный на каком-либо островке скрадок или туда, где на мелководье, воткнув в дно скамеечку-сидушку, можно укрыться от утиных глаз в самой маленькой куртинке ежеголовника или рогоза. Итак, вы оставили лодку и занялись охотой. Погода чудесная, нет никаких причин для тревоги, а если кое-что и должно бы было вас насторожить, то, охваченные охотничьим азартом, вы этого не замечаете. И вдруг в какую-то минуту вы внезапно осознаете, что вода заметно прибывает. Там, где ее было едва по щиколотку, теперь уже по колено или в вашем ранее сухом шалаше под ногами оказывается совершенно мокро. Подъем воды может быть вызван самыми разными причинами. Интенсивное таяние снега весной, режим работы гидростанции на искусственных водохранилищах, а в дельтовых угодьях - моряна, т. е. сильный ветер с моря, подпирающий и поднимающий речную воду. Причина может быть любая, а результат - один: просто вытащенную на берег или загнанную в чащу водной растительности лодку поднимет прибывающей водой, и ветер или течение унесут ее туда, где вам уже до нее не добраться. А вода все поднимается, заливая последние островки суши, и на самых мелких местах она уже выше сапог, и ни идти, ни плыть некуда. Вот в таких-то ситуациях и возникают случаи, после которых рыбаки, охотники или случайные путники замечают где-нибудь на ветвях торчащего над разливом дерева скорчившуюся фигуру своего собрата.

Очень сильные моряны, поднимающие уровень воды на 2 м и более, бывают в угодьях дельты р. Волги. Их особенность заключается в том, что, создавая, с одной стороны, ситуацию (сильный штормовой ветер, волнение), требующую от охотника осторожности, с другой - сопровождается резким увеличением количества дичи, возбуждающим охотничий азарт и снижающим внимание ко всему остальному. Стоит подуть моряне и начаться подъему воды, как на отмелях Каспийского взморья гусям и уткам становится неуютно. Десятки тысяч птиц поднимаются в воздух, и стая за стаей устремляются под защиту тростников в култуки и закрытые ильмени дельты. По всему горизонту от края до края тянутся вереницы гусей и косяки уток. Зрелище это само по себе настолько волнует (не говоря уже о возможности то и дело стрелять), что невольно забываешь и о времени, и о том, как придется возвращаться на базу, а иной раз и об оставленном где-то куласе.

Вывод из всего вышесказанного только один - оставляя где-либо лодку, ее необходимо привязывать к дереву, достаточно надежному кусту, вбитому в берег или в дно водоема шесту. Таково первое обязательное правило.

Второе правило заключается в том, чтобы место, где поставлена лодка, во все время охоты пусть издали, но было вам видно. К сожалению, есть еще люди, считающие лодку, обнаруженную в угодьях и без хозяина безхозной.

Опасность потерять лодку очень велика и там, где бескрайние пространства мелководий представлены разбросанными по чистой воде участками надводной растительности. При дневной охоте с чучелами спрятаться вместе с лодкой в этих куртинах ежеголовика, сусака или осок обычно трудно, укрыться же в них, сидя на сидушке, можно прекрасно. И вот, выбрав место для засидки, воткнув в дно сидушку и высадив чучела, охотник отгоняет кулас за 100-200 м и прячет его в одной из куртин, а сам возвращается в укрытие. Идет время, налетают и подсаживаются к чучелам утки, охотник стреляет и не раз, и не два выходит из своей засады, чтобы подобрать убитых птиц, догнать и дострелить под-стрела и т. д. Ему кажется, что он совершенно точно помнит и знает, где спрятана у него лодка. Уровень воды не меняется, ветра нет, кулас он привязал, и никаких опасений за его судьбу у охотника нет. Но вот настало время возвращаться домой, охотник идет за лодкой, но там, где, по его мнению, она должна быть, ее не оказывается, нет даже и следов того, что она тут была. Во второй, третьей, четвертой, обследуемой охотником куртинах, - то же. Охотник возвращается к месту засидки, чтобы разобраться в обстановке, проверить свою память - тщетно, повторные поиски ни к чему не приводят. Тем временем солнце скрывается за горизонтом, все больше сгущаются сумерки и искать становится все труднее. Уже не видно высаженных на воду чучел и того гляди, не найдя куласа, потеряешь и место засидки, где на худой конец можно прокоротать ночь, сидя на сухой скамеечке, а утром снова начать поиски. Перспектива, конечно, малоприятная, но что же делать?

Всего этого не было бы, вспомни охотник третью заповедь - ставить возле спрятанной лодки какой-либо "маяк", лучше всего - воткнуть в дно лодочный шест с подвешенной на него тряпкой. В стороне от засидки это сооружение уток совершенно не тревожит, а место, где укрыта лодка, позволяет определить сразу же. На первый взгляд описанная ситуация вызывает недоумение - ну как это в сотне метров не найти место, которое специально старался запомнить? Однако кундраки в дельте Волги настолько однообразны, их вид так меняется от особенностей освещения, что и очень многие известные мне охотники, и я сам не раз, поленившись поставить "маяк", тратил на отыскание спрятанного куласа изрядное время.

В целом же, как ни соблазнительно иногда бывает поохотиться там, куда из-за недостататочной глубины воды попасть на лодке невозможно или где маскировка ее сопряжена с большими трудностями, а все же среди обширных водных просторов с челном или куласом лучше не расставаться. Если же приходится это делать, то оставлять их следует как можно ближе к месту охоты, надежно привязанными и отмеченными какой-нибудь вехой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Pokerdom официальный сайт










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru