Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из воспоминаний. (П. Калиновский)

К родному гнездовью
К родному гнездовью

Мои детство и юность прошли в Полесье. Там впервые я испытал охотничье счастье. Но опытным охотником стал на Кубани.

Шел 1920-й год. Как-то в наш 78-й стрелковый полк, находившийся в резерве, обратились местные жители с просьбой помочь им уничтожить волков.

Вооруженные шомпольными двустволками, шестеро охотников в сопровождении местных жителей, пожелавшие быть загонщиками, двинулись к месту охоты. Облава оказалась удачной: вечером вернулись в станицу, неся подвешенными к шестам трех матерых волков.

А спустя год с небольшим, уже по окончании гражданской войны, я участвовал в создании полковой охотничьей организации в Грузии. Основным ядром ее была полковая пулеметная команда. Все пулеметчики с моей легкой руки стали страстными охотниками.

Охоты в Грузии интересны и увлекательны. Организовывались они тогда по указанию командования Краснознаменной Кавказской армии и имели целью подготовку разведчиков в сложных условиях Закавказья и заготовку мяса. Последнее обстоятельство имело большое значение: убитые кабаны и зайцы служили полку большим подспорьем в питании личного состава.

Охотничьи экспедиции организовывались как в 3-м Кутаисском полку, в котором служил я, так и в других воинских частях. В нашем полку эти выезды были чаще и организованнее. Командир полка Бирюков до революции служил в Ясной Поляне, в имении Л. Н. Толстого доезжачим, был страстным любителем природы, понимал толк в охоте и всячески поощрял ее.

На время выезда оформлялись соответствующие документы. Пулеметчики именовались в них "охотничье-разведывательной командой". Командир полка совместно с начальником штаба полка разрабатывал перед выездом план боевой подготовки команды во время охоты, сам обычно провожал команду на вокзал, по возвращении встречал. В случае большой удачи команда торжественно прибывала на полковой плац под музыку полкового оркестра.

В районе предстоящей охоты команду встречали обычно инструктор по охоте Кавказской армии Анатолий Аполлонович Калиновский (мой однофамилец) и несколько специалистов - охотников из армейского военно-охотничьего общества.

Хотя Калиновскому в то время было под шестьдесят, он был энергичен, крепок, а в ходьбе с ним никто не мог сравниться даже из молодых. Бывший генерал царской армии, он добровольно перешел на службу в ряды Красной Армии. Прекрасный специалист-охотовед, знаток растительного и животного мира, Анатолий Аполлонович вскоре стал душой местных охотников, первым организатором крупных коллективных охот.

Обычно из 30-35 человек команды, участвовавшей в облавной охоте на кабанов, несколько красноармейцев во главе с поваром оставались на базе, готовили пищу, развертывали палатки. Все остальные вместе с местными проводниками назначались для загона. 8-10 охотников составляли стрелковую цепь. Расстанавливал их всегда А. Калиновский, он же производил жеребьевку и руководил сменой охотников на номерах, точно указывая каждому из них сектор обстрела.

В 1922 году в Тбилиси открылись курсы по подготовке военных инструкторов-охотников. Программа их была рассчитана на две недели и включала лекционный курс и практические занятия: снаряжение патронов, пристрелка ружей и показные охоты.

Показными охотами руководил И. Павловский, активный деятель охотничьего общества. Заместителем его фактически был А. Калиновский. Охоты проводились в районах, богатых живностью.

Легко представить себе, с каким трепетным волнением молодые курсанты ожидали каждой такой охоты!

Первая охота была проведена на зайцев в районе железнодорожных станций Шамхоры, Алабашлы - в Азербайджане, вторая на волков - в нескольких десятках километров от Тбилиси.

В конце двадцатых годов я закончил Военную академию и остался в Москве. Меня не раз избирали в руководящие органы местной организации охотников. Охотхозяйств было не так много. Особенной популярностью пользовались Виноградовское и Максатихинское, имевшие водоплавающую и болотную дичь, а Фрязевское, Долголуговское - зайцев.

Бюро военных охотников центральных управлений помещалось в Кривоколенном переулке, в доме № 3. Работали мы дружно, охотно. С большой радостью вспоминаю нашего председателя Михаила Степановича Кузнецова. Чудесный, душевный человек, большой поклонник охоты с легавой на боровую и болотную дичь. Совершенно не терпел "мясников" и браконьеров. Об охоте говорил вдохновенно, с каким-то благоговением, высоко ценил ее значение в армии. Охота требует, говорил он, высокой сознательности, разумного увлечения, большой любви к природе и особенно бережливого отношения к дичи, к зверю. Его коробило, когда при нем хвастались количеством застреленной дичи. С большим вниманием слушал он рассказы о трофее, убитом красиво, интересно.

Был Михаил Степанович и завзятым рыболовом. Выезжал на рыбалку преимущественно на северные реки, где любил ловить семгу.

С Михаилом Степановичем мы вскоре стали большими друзьями и до конца его замечательной жизни поддерживали эту дружбу. Особенно сдружились мы с ним, когда узнали, что в гражданскую войну - осенью и зимой 1919 года - воевали вместе в Первой Конной. Он был комиссаром штаба армии, а я пулеметчиком 9-й стрелковой дивизии, входившей в состав Конной Армии.

С уважением вспоминаю и сменившего Михаила Степановича нового председателя бюро - Я. А. Чибаря, комиссара Главного санитарного управления, а затем М. И. Запорожченко. С его приходом бюро перешло на улицу Белинского, 5.

Успех охоты неразрывно связан с подбором хороших егерей. Взять то же Виноградовское охотхозяйство. Какие опытные работники были тогда в нем! Какую приятную и интересную охоту умели они организовать, как чутко и внимательно относились к охотникам!

Характерна в этом отношении семья егерей Ивана и Павла Васюковых. Старшему из них, Ивану Евтеичу, было уже около 80 лет, второму за шестьдесят. Какие же это были энтузиасты своего дела! Под стать им и другие. В Заболотье у нас работал егерь Зайцев. Мы его особенно ценили. Ему, опытному охотнику, довелось сопровождать Владимира Ильича Ленина на охоте в Заболотье.

Наше охотничье хозяйство крепло, развивалось. Большая роль в этом принадлежит старейшему инициатору и организатору общества Андрею Васильевичу Хрулеву, заслуженному ветерану гражданской и Великой Отечественной войн. Несколько раз я встречался с ним на охоте.

Остановились однажды в Федорцове. Вошли в дом. Видим подвешенного вверху глухаря. Какой красавец! Пока восхищались им, вошел и обладатель трофея - Андрей Васильевич Хрулев. Радостно здороваемся. Поздравляем с удачей. С Андреем Васильевичем мне приходилось неоднократно встречаться и по служебным делам.

В Федорцове познакомился я и с Сергеем Сергеевичем Юдиным, нашим прославленным хирургом. Вечером отпраздновали его 60-летие, здесь же получили сообщение о награждении его орденом Ленина и присвоении ему звания Почетного члена Королевской академии наук Великобритании.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru