Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

К читателю (Н. Грибачев)

Зимнее солнце
Зимнее солнце

"...Сошелся я в поле и познакомился с одним... страстным охотником и, следовательно, отличным человеком", - писал И. Тургенев в "Хоре и Калиныче". Я бы не абсолютизировал этого положения, но по собственному опыту знаю, что в нем много верного. Дело не в том, что охотничья и рыболовецкая страсти действуют избирательно, затягивая в свое течение только хороших людей и оставляя в стороне плохих, а в том, что природа, если общение с ней основано не на мещанском равнодушии или голом своекорыстии, развивает и воспитывает в человеке привлекательные Черты характера - физическую активность и выносливость, наблюдательность, сноровистость и ухватистость, чувство товарищества.

В памяти, в душе охотника и рыболова, в его буднях и даже в его снах живут видения колдовских туманов, отслаивающихся по утрам от земли и воды, розовеющие на восходе и густо синеющие к вечеру леса и рощи, свежее щекотание ветра, запахи трав, облака и радуги, грозовые, исполосованные молниями тучи и белые, похожие на причудливые замки и горные хребты облака, трепет светотени на тропинке и крупная, сизая, тяжелая, как ртуть, роса, всполохи пламени на костре и в бесконечных переливах от белого до синего перетлевание углей, посвисты дневных птиц, петляющий полет луня и круговращение звездного неба. Все это не только ласкает взор, делает свободным дыхание и уверенным биение сердца - все это, даруя особый мир, пробуждает тонкое чувство прекрасного, без которого нет и не может быть полноты жизни и счастья.

В представлении обывательском, охота и рыбалка - нестоящее занятие, блажь, причуда. "И рыбы-то наловил - кошку накормить". Один мой знакомый рыбак отвечал на это: "А я не рыбу ловлю, я - здоровье!" И он прав, врачи говорят, что не знают лучшего средства против болезней и старения души и тела, чем охота, рыбалка, туризм.

Охотники и рыболовы, в сущности, образуют некое своеобразное братство со своими нерушимыми правилами и этическими нормами.

По пути на рыбалку или охоту, у костра, при возвращении охотники и рыболовы проводят своеобразные "форумы" без повестки дня, обсуждают со страстью и открыто животрепещущие проблемы - от политических до нравственных, от служебных до лирических. И нет тут ни чинов, ни званий - все равны. Никогда, нигде не участвовал я в таких жарких и интересных диспутах с самыми разными и различных профессий людьми, в таких дискуссиях и "симпозиумах", как во время охот и рыбалок! В сотнях книг не смог найти столько ярких и увлекательных историй и приключений, сколько услыхал у костров в лесу и у реки, столько удивительных сведений о травах и деревьях, о приметах погоды, о повадках птиц, зверей, рыб. И кто не слышал об охотничьих байках, анекдотах, забавных случаях, рассказываемых где-то на грани правды, к какому-то случаю, но всегда с намеком, с дружеской шуткой! А навыки, умелость, сноровка?

В сорок втором году наш саперный батальон делал подъезды к мосту через реку Хопер. Хлынул такой ливень, что ни под одним деревом не укрыться. И вот подходим мы с командиром роты, пожилым волжским рыбаком, к взводу молоденьких солдат. Они стоят мокрые, нахохлившиеся, синеть начинают.

- Почему костер не разводите? - спрашивает ротный. - Дров хоть завались.

- Да, разведешь его...

- Дрова-то мокрые.

- Газеты на растопку нет...

- Ножи и спички есть?

- Есть.

- Ну, вот давайте об заклад - с ножом разведу огонь от одной спички...

Об заклад биться никто не стал. А костер через десять минут пылал такой, что и роте греться можно было. Обычное дело: взял ротный сушняковый сук, хотя и был он сверху мокрым, настрогал "султаном" и зажег. Только и всего.

Однажды в жаркий день на рыбалке поручили мы молодому парню, выехавшему с нами впервые, сделать для тени навес из брезента. Деревьев вокруг нет, только лоза, а луг дернист и суховат. Вырубил парень колышки из лозины потолще, длиной метра полтора, стукает сверху обухом, а кол только пружинит да гнется. Вспотел, чертыхнулся:

- Их забить нельзя!

- Можно.

- Нельзя!

- Так, как бьешь ты, нельзя.

Навес был сделан очень просто: сначала короткий колышек забивался с периодическим пошатыванием, потом вытаскивался, а в готовое гнездо - длинный. Стоит, держит, особенно, если обухом оббить малость. Просто? А без сноровки не сделаешь.

Я уже говорил, что в этом своеобразном клубе охотников и рыболовов - клубе без стен и крыши, под густозвездным небом - существует равенство всех со всеми, без чинов и званий. В книге, которую я как бы предваряю своими размышлениями, рассказывается о Главном маршале артиллерии Н. Н. Воронове-охотнике. Я же встречал его как рыболова, притом зимой, на реке Ламе. Народишку рыбацкого много, сидят бок о бок. Среди всех других в шапке-ушанке, в овчинном полушубке и валенках с бахилами сидел и Главный маршал. Взял у него крупный окунь, он его тащить сразу боится, потому что леска тонкая, оборваться может, вот и поваживает, "мотает". Лицо счастливое и напряженное, в глазах нетерпение. В числе других, кто подоспел на "происшествие", был и шофер. "Да что ты с ним цацкаешься! - повысил он голос на Воронова. - Уйдет!". "Так леска тонка, оборвет!" - оправдывался Главный маршал. "Уметь надо - не оборвет!" Окунь сошел. Кончилось тем, что все поругали качество лески и обменялись опытом, где доставать "уловистые" мормышки.

- Слушай, - сказали мы после шоферу, - ты знаешь, с кем переругивался?

- А кто его знает?

- Это Главный маршал Воронов.

- Ну и что? Ничего мужик, только с окунем волынку зря затеял. Говорил же я ему...

Исключительный ли это пример? Нет. Но, не будучи исключительным, он и весьма знаменателен для характеристики социального строя, в котором мы живем, для иллюстрации того положения, что перед облагораживающим лицом природы мы все еще больше чувствуем себя простыми, открытыми, человечными.

К сожалению, сказав столько хорошего, - и еще, может быть, далеко не все, что можно сказать, - об охоте и рыбалке, я не могу не влить и ложки дегтя в этот мед. Попадаются изредка среди рыбаков такие, что и едут только ради выпивки, и языки у них больше напоминают грязное помело - через каждое слово матерщина. Но это уже, как в поговорке: "В семье не без урода". Представители этого жалкого, убогого разумом племени встречаются и на улицах городов.

Не все люди у нас ценят богатство и красоту природы. Есть еще и крапивное семя браконьеров. Как правило, это люди, пораженные проказой стяжательства, - жестокие, одержимые жаждой личной выгоды. Такому человеку ничего не стоит всадить заряд дроби в птицу, вздыбить взрывчаткой омут, ради десятка рыбин погубить сотни тысяч малька.

Мне рассказывали, что один браконьер, разъезжавший на лодке с двумя моторами, чтобы уйти от инспекторов, выпотрошил и выбросил в дельте Волги около трехсот осетров, забрав только икру. На озере Боровень, на Брянщине, несколько лет назад злостный браконьер ставил мережи и, набивая мальком мешки, кормил им своих свиней.

Браконьеры опустошают, грабят, оскверняют природу, наше общественное достояние. И между прочим вот что странно - когда один крадет у другого вещи, то к нему по крайней мере на многие годы прилипает позорное прозвище "вор". А вот когда браконьеры грабят общественное достояние, мы называем это иностранным словом "браконьерство". Почему? Может быть, самая пора вернуть явлению его подлинное русское наименование - воровство.

Браконьер - это вор. Вор в государственном масштабе!

Человек, не уважающий законов общества, в котором живет, его нравственности и морали, человек, который сделал своей страстью стяжательство и жестокость, должен носить клеймо позора. Потому что одно дело охота и рыболовство как спорт и отдых, другое - бесчеловечное разорение природы. Мы не хотим и не имеем права жить по принципу "После нас хоть потоп!", не можем, не смеем перед судом новых поколений превратить нашу землю в пустыню. Занимаясь охотой и рыболовством, мы должны думать и о том, чтобы не убавлять, а добавлять к нашей природе, относясь к ней бережно и любовно. Пора вступить в бескомпромиссную схватку с разорителями природы и самим охотникам и рыболовам.

В книге приводится интереснейший исторический документ "Декрет об охоте", подписанный В. И. Лениным. Этот декрет был издан в 1920 году, когда, казалось бы, в разоренной стране о том и помышлять было недосуг!

В последнее время наша партия и правительство также всерьез занимаются вопросами охраны природы, в том числе проблемами борьбы с браконьерством. Существуют специальная комиссия по охране природы при Верховном Совете РСФСР, Общество охраны природы, Всеармейское военно-охотничье общество и ряд других организаций.

В докладе о пятидесятилетии Великой Октябрьской социалистической революции Леонид Ильич Брежнев говорил: "...природа не утратила для нас своей огромной ценности и как первоисточник материальных благ, и как неиссякаемый источник здоровья, радости, любви к жизни и духовного богатства каждого человека". Это значит, что вопросы сбережения природы ставятся на уровень партийной и государственной политики со всеми вытекающими из этого последствиями для всех организаций и граждан.

Книга, предлагаемая читателю, живо, интересно написана, легко читается; в ней мы встречаем черточки из биографий интересных людей - С. М. Кирова, П. Е. Дыбенко, Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского, Главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова, героя-генерала Л. М. Доватора, знаменитого хирурга А. А. Вишневского, прославленного снайпера-тунгуса С. Д. Номоконова; в книге ощущается обаяние родной нам природы и радость общения с нею.

Хорошего вам отдыха, друзья, на охоте и рыбалке!

Николай Грибачев

предыдущая главасодержаниеследующая глава

этого списка










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru