Статьи   Книги   Промысловая дичь    Юмор    Карта сайта   Ссылки   О сайте  







предыдущая главасодержаниеследующая глава

О Легавой (В. Бедель)

Легавая собака... Можно ли что-нибудь добавить к тому, что уже сказано о ней крупными мастерами слова, известными натуралистами, маститыми кинологами, опытными охотниками? Она - плод почти двухвекового строго целенаправленного труда собаководов многих стран, превратившего исходный конгломерат в совершенное, отточенное, безукоризненно сложенное существо. Можно только дивиться талантам народов, работавших над ее созданием.

Легавая не только совершенное животное. Она - наш близкий компаньон, наш верный спутник в жизни. От маленького резвящегося щенка до умудрённого жизненный опытом "ветерана" она живет рядом с нами, ест рядом с нами, спит рядом с нами, гуляет с нами. Вспомните Белого Бима. Ведь не кто-нибудь, а именно легавая - сеттер - стала другом одинокого человека.

Вы приходите домой. У кого из членов семьи ваш приход неизменно вызывает самый искренний восторг? Конечно же, у четвероногого друга! Собака подпрыгивает, колотит хвостом, "бодает" вас, трется о ноги, сломя голову несется за тапками, норовит лизнуть в лицо. И улыбается. Да-да, улыбается! Легавая умеет улыбаться, умеет смеяться, умеет даже хохотать! Не верите? Так заведите ее! Легавая способна грустить, способна страдать. Она может надуться на вас, может серьезно обидеться. Одного только не может - мстить. Как и настоящий, хороший человек не затаивает зла, легко прощает обиды.

Вы обидели собаку. Повесив голову, она отошла от вас, прилегла в сторонке, съежившись в комок, и тоскливо замкнулась в себе. Исподлобья, с болью в глазах, не отрывая взгляда смотрит страдающе на обожаемого ею хозяина. И как от этого взгляда сжимается сердце, как невыносимо совестно становится за собственную несдержанность! Честное слово, иной раз хочется перед собакой на колени стать, чтобы вымолить себе прощение! Но приласкайте собаку, и будьте уверены: она оттает, она простит вас. Настоящий друг не помнит зла.

В ней нет присущей большинству мелких переразвитых декоративных пород собак нервозности, повышенной возбудимости, злобности, истеричности, пустолайства. Легавые не бывают флегматиками, как большие, тяжелые собаки. На любое ваше слово она откликается немедленно, не раздумывая, не взвешивая, не прикидывая, стоит ли на него откликаться. И если собаки большинства пород привязаны к хозяину, преданы ему, то только про легавых можно сказать, что они хозяина могут любить. Любить самозабвенно, истово, без оглядки. Могут любить хозяина со всеми его недостатками, капризами, нелепыми прихотями и причудами. И не разлюбят никогда.

Это дома. А на охоте?

Охота по перу. Здесь про легавую сказано столько и такими людьми, что просто рука не поднимается что-то добавить. Толстой и Тургенев, Аксаков и Некрасов, Бунин и Вербицкий... да разве всех перечислишь! Охоте с легавой в художественной литературе повезло. На протяжении последних ста с лишним лет, то есть в период массового распространения подружейных собак в нашей стране, красочные изображения охоты по перу часто встречаются на страницах книг, газет, журналов.

Легавые являлись предметом и серьезных научных исследований. Примеров можно привести множество, но достаточно назвать хотя бы известный труд Л. П. Сабанеева, книги Н. А. Зворыкина, А. П. Ивашенцева, Н. В. Анисова, П. Ф. Пупышева, Р. Ф. Генгросса, сборник "Пятьдесят лет работы с легавой", вышедший до войны в Ленинграде.

Многие известные кинологи посвятили себя совершенствованию легавых. Усилиями известных советских собаководов - В. П. Рождественского, М. Д. Менделеевой, А. А. Чумакова, А. В. Платонова, Е. Э. Клейна, а также многих других современная легавая стала прекрасным помощником человека на спортивной охоте. Закрепленные селекцией сильное чутье, выносливость, охотничья страсть, сообразительность, легкость в натаске - все это есть у нашей помощницы. Ее, и только ее, можно считать скорее равноправным партнером охотника, чем орудием производства, живым инструментом промысла. Охотник и легавая охотятся вместе, охотятся на равных, и только от нее, пожалуй, незадачливый стрелок может получить укоризненный взгляд при неудачном выстреле, а то и безмолвный выговор за промах.

А как важна для нас эмоциональная сторона охоты! Мало есть охот, столь сильно захватывающих охотника, оказывающих на него такое, эмоциональное воздействие, как охота с легавой. На всю жизнь запечатлеваются в памяти азартный поиск собаки, ее страсть, верховое причуивание, когда она как бы мгновениями зависает в воздухе. Привстав на задние ноги, стараясь поймать более высокие струи воздуха, она просеивает чутьем бездну запахов, пытаясь выявить ту мельчайшую составляющую, которая заставила ее прервать свой бешеный поиск и заметаться на месте. Но вот запах пойман. Теперь нужно осознать запах и определить место, где затаилась птица. Легавая переходит на потяжку, страстно, но осторожно движется она к цели, а охотник в этот момент отключается от всего окружающего, не видит больше ничего, кроме крадущейся вперед собаки. Затем наступает кульминация - стойка. Это значит, что птица рядом, что собака "видит" ее чутьем. Это значит, что двигаться дальше нельзя, еще шаг - и спугнешь желанную цель, еще шаг - и исчезнет запах, заставляющий цепенеть собаку. Но где же хозяин, почему он мешкает?!

А для него сейчас не существует ни раздражающего, труднопроходимого кочкарника, ни хлюпающей под ногами и заливающей сапоги болотной жижи, ни бьющих по лицу веток кустарника. Он не чувствует ни пота, застилающего глаза, ни мошек и комаров, облепивших лицо и шею, ни бешеного стука сердца, разрывающего грудь. Он бежит. Он и собака сейчас одно целое, единый организм, связанный единой целью - не упустить птицу.

Собака косит взглядом на уже медленно приближающегося хозяина, проверяя чутьем, не уходит ли птица. Вот он уже рядом... Посланная вперед, собака делает несколько прыжков - свечкой поднимается в воздух напуганная птица, оглушительно гремит выстрел...

Почему так много пород подружейных собак? Потому что у охотников разные вкусы, разные эстетические потребности. Каждая порода легавых удовлетворяет определенный круг людей, и каждый охотник имеет возможность выбрать то, что ему больше по сердцу, что в наиболее полной степени удовлетворяет его вкус.

Одни предпочитают пойнтера с его легкостью и смелостью движений, поиском карьером, с кажущимся зависанием в воздухе во время прыжков, с очень высокой поднятой головой. Во время причуивания ему свойственно резкое задирание носа вверх, выше линии темени, навстречу высоким слоям воздушных течений. Собака как бы вся подается вперед, сплошь и рядом даже привстает на задних ногах, стараясь захватить запах повыше. Стойка у пойнтера напряженная, страстная, "скульптурная", с рельефно выделяющейся мускулатурой. Потяжка и подводка уверенные, смелые, отчетливые;

Другим нравится английский сеттер, которому свойственны широкие, стелющиеся, плавные и в то же время исключительно стремительные движения во время поиска. Голову он несет немного выше уровня спины. На потяжке и подводке движения у него крадущиеся, "кошачьи", но очень страстные и быстрые. Некоторые на потяжке припадают к земле, держа, однако, голову значительно выше уровня спины, а на стойке ложатся. Стойка крапчатого сеттера абсолютно неподвижна.

Много поклонников сейчас у ирландского сеттера. Это очень выносливая собака. На поиск идет оригинальным, волнообразным галопом, называемым охотниками "волчьим поскоком". Голову на ходу держит довольно низко, но во время причуивания поднимает ее высоко вверх; верхочутость типична для этой породы. Потяжки длинные, без особого напряжения, хладнокровные. Стойка без полного замирания, часто с небольшим помахиванием хвостом.

В дорогу. Фото П. Яровицкого
В дорогу. Фото П. Яровицкого

Некоторые охотники отдают предпочтение шотландскому сеттеру, иначе называемому сеттер-гордоном. Черно-подпалая, спокойная, рассудительная собака. Ему свойственна умеренная страсть во время поиска: ход отнюдь не безудержным галопом. Голову гордон держит высоко как в поиске, так и во время причуивания, потяжек и стоек. Стойка у него спокойная, не очень напряженная; собака как бы "сохраняет чувство собственного достоинства", иногда она может даже оглядываться на приближающегося охотника. Потяжки у гордона спокойные, но в то же время достаточно уверенные.

Наконец, многих устраивают легавые континентальные - короткошерстные и жесткошерстные. Этим собакам свойственны спокойствие во время работы, умеренная страсть, равномерный сильный галоп с переходом на рысь во время причуивания. Отличительным и ценным для любителя качеством этих легавых является их способность комбинировать на охоте высокий верх чутья со следовой манерой причуивания, то есть быстро приспосабливаться к меняющимся условиям охоты. Отработка птиц у этих собак спокойная, рассудочная, четкая.

Много прекрасных качеств у легавых. Великолепно приспособлены они к человеку. Жить бы им и развиваться! Поставить бы здесь точку и с легким сердцем закончить разговор о легавых. Однако не получается... Приходится, к сожалению, перестраиваться на минорный лад.

С каждым годом повсеместно уменьшается количество легавых в нашей стране. Особенно это стало заметно в последнее время.

Взять, к примеру, только Москву. В 1927 году на Московскую выставку охотничьих собак было записано 526 легавых. В начале 60-х годов показывалось около 400. В конце 70-х это число снизилось до 300.

В 1978 году вышла "Красная книга СССР" - список редких и находящихся под угрозой исчезновения животных. В нее внесено много видов, поголовье которых насчитывает десятки тысяч голов. А вот сеттер-гордонов, к примеру, на всю страну сейчас насчитывается всего триста-четыреста. Выходит, мы заботимся только о том, что не является плодом труда человека, дело же человеческих рук, продукт человеческого гения исчезает. Допустимо ли?

Что же происходит с легавыми? Неужели они теперь не нужны? Нет, нужны! И нужны даже больше, чем прежде, ибо существуют объективные предпосылки для увеличения численности легавых. Каковы же эти предпосылки? Их, на наш взгляд, три.

Первая. Рост городского населения. Как и раньше, легавых собак держат преимущественно горожане. И сейчас многие горожане хотели бы посвятить свой досуг активному отдыху на природе - охоте.

Вторая. Рост бюджета свободного времени и как следствие рост числа охотников.

Наконец, третья. С развитием транспорта делаются доступными отдаленные, более богатые дичью районы.

Почему же легавых становится все меньше? Ответ прост: потому, что сейчас создалось такое положение, когда на большей части территории страны охотиться с легавой стало практически невозможно. Причин несколько. Прежде всего - нелепые сроки открытия летне-осенней охоты. Почему-то почти на всей территории РСФСР охота на дупеля и бекаса открывается за неделю-две до их отлета на юг, а то и вовсе после их отлета. На тетерева же охота разрешается тогда, когда молодой тетерев уже перестает держать стойку собаки.

Осушение болот, мелиоративные работы без учета всех природных факторов, бездумное применение гербицидов, развитие массового туризма, повальная мода на сбор даров леса - все это отрицательно сказывается на численности пернатой дичи.

Чрезвычайно труден и сложен порядок провоза собак по железной дороге, делающий сплошь и рядом вообще невозможным выезд охотника.

Ухудшаются возможности обучения легавых из-за уменьшения количества участков для натаски.

Но не только это влияет на количество легавых. В последние пять-восемь лет все чаще раздаются безответственные призывы к полному запрету охоты. Все чаще звучат нападки на собак.

С горечью приходится отмечать, что под воздействием этой массированной атаки общественное мнение по отношению к охотнику, да и просто к человеку с собакой, значительно трансформировалось. Если 15-20 лет назад охотник с собакой вызывал к себе уважение, то теперь - неприкрытую неприязнь.

Что же делать любителю легавой? Как спасти своего друга? Да и можно ли его спасти или он обречен?

Чтобы не допустить деградации охоты с легавой - а это основное для сохранения этих собак, - следует немедленно пересмотреть сроки летне-осенней охоты, подходя дифференцированно к времени начала охоты на разные виды дичи. На бекаса и дупеля вполне можно охотиться с 1 августа, на боровую и полевую дичь - со второй субботы августа. Месячная продолжительность охоты по дупелю, бекасу и перепелу должна быть обеспечена повсеместно.

Охотничьим хозяйствам следует решительно добиваться предоставления участков для натаски собак. Необходимо требовать от работников сельского хозяйства правильного подхода к мелиоративным работам, соблюдения инструкций по применению гербицидов. Охотоведам следует решительнее давать отпор безответственным выступлениям в печати по вопросам охоты.

Хочется верить, что легавая не исчезнет.

Хочется верить, что наши кроткие длинноухие собаки переживут все трудности, все невзгоды. И надолго останется с нами наш спутник и помощник, наш собеседник в минуты одиночества и ликующий единомышленник в минуты радости, наш скромный товарищ с умными, выразительными глазами, веселый и грустный, проказливый и послушный, наш добрый и верный друг.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При цитированиее материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://huntlib.ru/ 'Библиотека охотника'

Рейтинг@Mail.ru