Новости    Библиотека    Промысловая дичь    Юмор    Ссылки    О сайте

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лесохозяйственное значение

Дальнейшее развитие охотничьего хозяйства на лося тесно связано с его значением для лесного хозяйства и поэтому данная проблема нуждается во всестороннем обсуждении.

Современная литература изобилует данными о (большом вреде, причиняемом лесному хозяйству сильно размножившимися лосями. Ленинградская обл. в этом отношении не составляет исключения. В ряде районов с повышенной плотностью лосей ущерб, нанесенный ими лесным насаждениям, достигает огромных размеров. По подсчетам Ленинградского управления лесного хозяйства, к 1966 г. он (исчислялся в 680 тыс. руб., а в 1968 г. составлял уже 1 млн. руб. (Бобров, 1968). Правда, во многих случаях следует критически подходить к оценке вреда от лосей в отдельных лесхозах, так как за счет их могут списываться убытии, произошедшие совсем по другим причинам.

От лосей в первую очередь страдают породы, принадлежащие к основным зимним кормам - сосна, ивы, осина и др. Интенсивность и избирательный характер повреждения пород во многом зависят от плотности населения животных и от обилия этих пород в данном месте. Наши наблюдения подтверждают вывод И. В. Александровой и Л. И. Красовского (1961) о том, что при небольшой плотности популяции лоси первую половину зимы существуют за счет излюбленных лиственных пород и только затем при недостатке кормов начинают (интенсивно поедать сосну, можжевельник, а также березу и ольху. Там же, где преобладают сосновые леса и на 1000 га насчитывается не более 5-6 голов, лоси уже в начале зимы концентрируются в сосновых молодняках. Например, в Выборгском, Приозерском, Волховском, Кингисеппском и других районах уже в ноябре-декабре остатки сосны составляют 60-90% содержимого желудков.

Результаты обследования древостоев в отдельных районах Ленинградской обл. показали, что при оценке роли отдельных пород в питании лося необходимо учитывать не только их предпочитаемость и масштабы повреждения, но также обилие на основных пастбищах (табл. 27). Очень часто самая малочисленная в данном урочище порода повреждается особенно сильно, однако доля ее в составе пищи незначительна и основная нагрузка падает на другие породы. Почти повсеместно малочисленны, но охотно поедаются рябина, крушина, черемуха, в Приозерском и Лужском районах - осина, в Лодейнопольском - ивы, в Подпорожском - шона и можжевельник.

Таблица 27. Относительное обилие древесных пород, их повреждаемость и роль в питании лосей в разных4 районах Ленинградской обл. 1. По данным М.А. Кима (1967), 2. По данным В.Б. Марковича (1963)
Таблица 27. Относительное обилие древесных пород, их повреждаемость и роль в питании лосей в разных4 районах Ленинградской обл. 1. По данным М.А. Кима (1967), 2. По данным В.Б. Марковича (1963)

Особенно ощутимый ущерб лесному хозяйству лоси наносят в районах с преобладанием сосновых насаждений и со средней долей молодняков (Динесман, 1961). Как упоминалось выше, наибольшей кормностью отличаются сосняки I класса возраста, позволяющие перезимовать большему количеству лосей, чем на той же площади лиственных насаждений. Как свидетельствует ряд авторов (Динесман, 1957, 1959; Бородин, 1959 г; Козловский, 19596; Калецкая, 1961; Ланина, 1963, и др.), нежелательные последствия присутствия лосей в сосновых молодняках находятся в допустимых пределах или не сказываются совсем, если на одно животное приходится не менее 20-30 га кормовых угодий. Между тем, по данным Ленинградского, управления лесного хозяйства, в большинстве лесхозов этот показатель не превышает 16-18 га и вредная деятельность лосей в той или иной мере отмечается повсеместно. К 1966 г. площадь потравленных молодняков сосны по области достигала 25,2 тыс. га, причем на 14,4 тыс. га было повреждено от 20 до 50% сосенок, а на площади 10,8 тыс. га - от 50-75% и выше. Сильнее всего пострадали сосняки на Карельском перешейке, а также в ТОСненском, Ломоносовском, Волховском, Кингисеппском и некоторых других районах. На одного лося здесь приходится от 1 до 10 га потравленных молодняков. На территории же 18 лесхозов молодняки пострадали только на 3-5% (Бобров, 1968).

В Сосновском лесоохотничьем хозяйстве, где в 1963-1964 гг. наблюдалась самая высокая плотность населения лосей в области, у 41% поврежденных сосен отмечен перелом ствола и 73% из них были сильно угнетены. Количество свежезаломанных деревьев в разных обходах колебалось от 84 до 2018 шт. на 1 га, а оо старыми переломами стволов - от 28 до 2400 шт. Гибель молодых сосенок на таких участках достигала 23% (Червонный, 1967). Чаще всего объедаются сосенки 0,5-3 м высотой в возрасте от 4-5 до 20-25 лет, причем самые тяжелые травмы (с переломом ствола) наносятся деревцам в возрасте 14-18 лет, т. е. когда они достигают в высоту 3 м (рис. XXIX).

Рис. XXIX. Молодые сосны, сломанные лосем. Фото Г.А. Новикова
Рис. XXIX. Молодые сосны, сломанные лосем. Фото Г.А. Новикова

Одностороннее объедание коры и нижних ветвей у деревьев более старшего возраста не влияет заметно на их дальнейший рост (Динесман, 1961). По данным А. А. Козловского (1959 6), молодые сосенки могут переносить 4-5-кратное объедание побегов, а в отдельных случаях 7-кратное. Однако рост их резко затормаживается, а при повреждении вершины прекращается, вершинка начинает куститься (рис. XXX) и деревцо приобретает шарообразную форму. Как установил в Окском заповеднике Л. П. Бородин (1959 а), пострадавшие сосенки по сравнению со здоровыми сокращают ежегодный прирост по диаметру на 42%, рост побегов уменьшается на 63, а вес - на 78%. По наблюдениям П. П. Треокина и В. В. Полевого (1960), в Куйбышевской обл. в сосняках I класса возраста, где испорчено свыше половины деревьев, они не превышают в высоту 1,9 м, тогда как в слабоповрежденных -они более 5 м.

Рис. XXX. Верхушка молодой сосны, многократно поврежденная лосем. Фото В.Б. Марковича
Рис. XXX. Верхушка молодой сосны, многократно поврежденная лосем. Фото В.Б. Марковича

Из сказанного следует, что запасы кормов на потравленных участках ежегодно сокращаются, а воздействие лосей на них даже при стабильной плотности населения неуклонно возрастает. В результате нарушается естественное соотношение пород. Необходимо учитывать, что лоси в первую очередь повреждают наиболее рослые и жизнеспособные деревца и сдерживают рост сосны несколько лет. Береза же, менее привлекательная для лося и растущая гораздо быстрее сосны, успевает за это время перейти в стадию жердняка, тем самым надолго задерживая восстановление соснового леса.

Наиболее интенсивно лоси повреждают сосну на вырубках, полянах, опушках, вдоль дорог и в разомкнутых насаждениях. Например, в Сосновском лесоохотничьем хозяйстве на площадках, примыкающих к полям, пострадало 74% сосен, вдоль дорог - 71, а в глубине леса - лишь 64% (Червонный, 1967). Это явление объясняется не только лучшими условиями передвижения и добывания корма, но и тем, что на открытых местах содержание питательных веществ в ветвях деревьев значительно выше, чем у произрастающих в глубине леса.

В районах с преобладанием еловых лесов основной запас веточных кормов сосредоточен на вырубках, зарастающих осиной с примесью ив, рябины, сосны, а также в ивняках по окраинам болот. В связи с тем, что эти пастбища даже в период максимальной продуктивности содержат примерно в 3 раза меньше кормов, чем сосняки, плотность населения лося в районах еловых лесов держится на среднем уровне. Тем не менее годовой прирост побегов та осине, иве и рябине, как правило, съедается лосями за зиму на 90%. Молодые деревца начинают страдать с 3-4-летнего возраста, т. е. когда снег перестает полностью защищать их (рис. XXXI). При ежегодном интенсивном повреждении такие деревья практически прекращают прирост и к 10 годам достигают всего 2,5-3 м. Количество ежегодно отрастающих на них побегов в сравнении с нормально развивающимися деревьями уменьшается более чем в 3 раза (рис. XXXII). Так, по нашим подсчетам, в интенсивно посещаемых лосями осинниках 5-6 лет за вегетационный период на деревьях отрастает в среднем 7 побегов более 5 см длины, на осинках 8-10 лет - 8 шт., тогда как на нетронутых - 20-28 побегов.

Рис. XXXI. Ивняк, подстриженный лосями. Фото Г.А. Новикова
Рис. XXXI. Ивняк, подстриженный лосями. Фото Г.А. Новикова

Рис. XXXII. Верхушка молодой осины, многократно поврежденная лосями. Фото Г.А. Новикова
Рис. XXXII. Верхушка молодой осины, многократно поврежденная лосями. Фото Г.А. Новикова

Как видно из табл. 28, серьезнее всего лоси повреждают лиственные молодняки в возрасте 8-10 лет. Именно в этих насаждениях особенно часто они пасутся на протяжении всей зимы, так как одновременно находят здесь хорошие защитные условия. К концу зимы в указанных стациях, кроме осины и ивы, и наблюдается наибольшее количество объеденного подроста сосны, березы и даже ольхи. В этом возрасте отмечаются и наиболее серьезные повреждения, приводящие дерево к гибели. Деревья с заломанными стволами в среднем составляют около 30% всех поврежденных; сильно угнетенные в результате объедания 2/3 побегов, перелома ствола и обгладывания коры - 48%, причем 22% их погибает. К концу зимы там, где несколько дней держались лоси, с одного места можно насчитать более 60 заломанных и обглоданных деревьев. Например, в марте 1966 г. на участке 3500 м2 в густом 10-летнем осиннике 2 лося в течение суток повредили 520 деревьев. У 360 из них они сломали вершины, на всех осинах, даже самых низкорослых, объели большинство побегов и обглодали кору.

В 5-6-летних осинниках лоси питаются в основном побегами и гибель деревьев не превышает 5%. В осинниках старше 20 лет они в основном повреждают кору (рис. XXXIII) и побеги с нижних, доступных им ветвей, а также у деревьев, пригнутых снегом. На северо-востоке области зимой 1964/65 г. повреждения коры в осинниках этого возраста обнаружены у 79% деревьев, причем 39% были обглоданы в предыдущие годы, 17 - носили свежие погрызы, 9% - обглоданы повторно. В спелых осинниках лоси питаются корой значительно реже. Но иногда в них встречаются участки с примесью ивы, вде лоси стояли некоторое время в период глубокоснежья. Здесь мы насчитывали до 32% обглоданных осин. Больше всего таких повреждений появляется ранней весной, причем с той стороны, где кора оттаивает на солнце (см. рис. XIII).

Рис. XXXIII. Ствол осины, обглоданный лосем. Фото Г.А. Новикова
Рис. XXXIII. Ствол осины, обглоданный лосем. Фото Г.А. Новикова

Рис. XIII. Осины обглоданные лосем. Фото Г.А. Новикова
Рис. XIII. Осины обглоданные лосем. Фото Г.А. Новикова

Непосредственную гибель дерева вызывает только кольцевое обгладывание коры. Подобные случаи отмечались нами довольно редко у осин с диаметром ствола не более 10 см и составляли 9,5% повреждений в осинниках на стадии жердняка. Одностороннее, даже многократное повреждение коры не вызывает заметных признаков угнетения дерева. Однако только узкие и поверхностные следы от зубов лося зарубцовываются в (последующие поды, большинство же погрызов оставляют древесину открытой и способствуют развитию грибковых заболеваний. Например, в Брянской обл. почти все поврежденные лосями осины через 2-3 года оказываются пораженными белой полосатой ствольной гнилью, и на многих из них появляются плодовые тела ложного трутовика, вызывающего эту гниль (Федосов, 1959).

Обращает внимание, что в древостоях с преобладанием осины все остальные породы деревьев повреждаются значительно сильнее, чем в соседних с ними чистых березняках, ольшанниках и ельниках. Ива, рябина и сосна в осинниках, как правило, в течение зимы объедаются на 90-100%, береза - на 35-68, ольха - на 12-51%. Между тем в чистых березняках доля поврежденных деревьев редко превышает 5-10%, а ольшанники почти не посещаются лосями. На северо-востоке области нам приходилось неоднократно встречать небольшие участки чистых сосняков, совершенно не тронутых животными. В ельниках и спелом смешанном лесу подрост лиственных пород обычно малочислен и повреждение его лосями не превышает 15%. Тяжелее всего переносит сильное объедание рябина. Из обследованных на вырубках ее деревьев 36% уже погибло, а большинство остальных настолько угнетено, что спустя несколько лет неизбежно засохнет. Напомним, что на Кольском п-ове лоси, по словам Г. А. Новикова (1956), буквально "охотятся" за рябиной и быстро доводят ее до гибели.

Таким образам, на возобновляющихся вырубках еловых лесов главным образом страдает осина и сопутствующие ей породы. При высокой плотности населения лося, на большинстве вырубок, зарастающих лиственными породами, деревца оказываются ровно подстриженными на высоте 1 м и ниже. Это обстоятельство способствует развитию ели в первые годы ее жизни, поскольку она дает ежегодный прирост всего 3-5 см, тогда как осина - около 70 см (Румянцев, 1964). Последняя, сдерживаемая в росте, не затеняет еловый подрост, однако в дальнейшем, когда поврежденная осина перестает защищать его, для молодых елочек возникает угроза обмерзания. Порой в суровые зимы оно приобретает массовый характер (Динееман,, 1961). На вырубках, возобновляющихся в основном березой, слабее повреждаемой лосями, гибель елового подроста менее вероятна. В связи со сказанным, мы считаем нецелесообразным осветление вырубок, когда уничтожается весь лиственный подрост. Это лишает лосей основного корма, заставляет их переключаться на сосну и березу, что увеличивает ущерб, наносимый лесному хозяйству. Одновременно возникает опасность гибели елового подроста от морозов.

В настоящее время, когда масштабы воздействия лося на лесную .растительность достигли столь значительных размеров, появились первые попытки оценить роль этого зверя в круговороте и превращении веществ в лесных биоценозах. Л. Г. Дине-сман и В. И. Шмальгаузен (1961, 1967), К. С. Ходашова и В, И. Елисеева (1970) установили, что количество вещества, вовлеченного животными в круговорот, в частности перемещение зольных элементов, относительно невелико. Оно выражается десятками килограммов на гектар, в то время как опад древесных пород исчисляется в тоннах. Тем не (менее повреждение лосями деревьев и кустарников в значительной мере отражается на .их продуктивности: они отстают в росте, сокращается количество побегов и листьев, а следовательно, и интенсивность процесса фотосинтеза. В результате этого количество органического вещества и основных химических элементов, вовлекаемых в круговорот древесной растительностью, может сокращаться более чем на 40%. В сосняках, поврежденных лосями, из биологического круговорота выпадает на 1 га 30 кг углерода, 3 кг азота и около 0,5 кг кальция, калия и фосфора.

Биогеоценотическая роль лося в лесных сообществах не ограничивается сказанным. Исследования в дубовых молодняках Центрально-Черноземного заповедника (Курская обл.) показали, что влияние лося на их развитие сказывается не столько в прямом уничтожении побегов, сколько в последующем значительном снижении интенсивности фотосинтеза и падении прироста в высоту и по диаметру. Действительно, за 4-5 лет своей максимальной численности лоси съели в заповеднике около 1,2 т/га побегов, тогда как из-за замедления фотосинтеза общая биомасса поврежденных дубняков потеряла 26 т/га. Иными словами, уничтожение 1-2% биомассы повлекло за собой падение продуктивности молодого дубового насаждения на 46% (Ходашова и Елисеева, 1967).

Попутно отметим, что в отдельных (случаях лоси причиняют некоторый ущерб сельскому хозяйству. Так, они сильно повредили совхозный фруктовый сад, расположенный рядом с Остановским лесоохотничьим хозяйством (Червонный, 1967). Д. К. Нарышкин (1900) писал, что лоси "весьма любят и озимь, которую благодаря грузному телу, совершенно смешивают с землей". В районе Старого Петергофа мы неоднократно отмечали выходы лосей на озими весной и осенью, где животные подолгу паслись и даже устраивались на лежку. Однако потрава лосями озимей в Ленинградской обл. не носит массовый характер, тогда как в Финляндии вред, причиняемый лосями в некоторых районах в основном ржи и пшенице, достигает огромных размеров. Достаточно сказать, что только в 1956 г. государством была выплачена компенсация за потраву полей лосями в сумме 5 млн. марок (Sainio, 1956 г). В окрестностях Гатчины осенью 1965 г. 7 лосей сильно потравили поле капусты одного из совхозов (А. Г. Трутнев, устн. сообщ.). В Кингисеппском районе в июне и июле регулярно наблюдали животных, пасущихся на полях гороха и вико-овсяной смеси (Копылов, 1967 г.).

На примере лося мы видим, какое (большое значение имеет правильное сочетание интересов охотничьего и лесного хозяйства, необходимость чего неоднократно подчеркивалась специалистами (Доппельмаир, 1950; Данилов, 1960; "Биология лесных птиц и зверей", 1966; Козловский, 1971). Действительно, когда население лосей достигает оптимальной, а затем предельной экологической плотности, все более ощутимо начинает сказываться их воздействие на лесную растительность. Поэтому основная задача охотничьего и лесного хозяйства в данном случае состоит в там, чтобы вовремя и постоянно путем (регулирования численности лосей восстанавлпвать соответствие между емкостью кормовых угодий и количеством обитающих в них животных.

Плотность населения, при которой звери могут существовать, не истощая своей кормовой базы и не причиняя заметного вреда лесному и тем более сельскому хозяйству, П. Б. Юргенсон (1959) называет "целесообразно хозяйственной". Уровень этой плотности (может быть весьма (различен для отдельных лесхозов и лесничеств, (иногда он соответствует экологической, но, как правило, бывает ниже ее. Согласно А. А. Козловскому (1965, 1971), допустимая численность лосей в данном районе ограничивается пределами, когда запасы зимних кормов по крайней мере в три раза превышают потребность Наличного поголовья. Хозяйственно целесообразная плотность популяции в ряде случаев определяется не только емкостью кормовых угодий, но также характером самого лесного хозяйства. Так, например, вредная деятельность лосей особенно не желательна в сосновых лесах I-III бонитетов, если они предназначены для выращивания деловой древесины, и не так опасна в насаждениях более низких бонитетов, идущих в основном на дрова.

X. И. Линг (Ling, 1961) определяет допустимую плотность лосей для разных типов лесных угодий Эстонии в зависимости от ценности пород, а также обилия и доступности кормов, от 0,5 до 7 особей на 1000 га лесной площади. А. Г. Банников (1969) рекомендует для большинства районов европейской части СССР поддерживать плотность населения лосей как наиболее производительную на уровне 3-4 головы на ту же площадь. И. Булл (Bulle, 1965) считает оптимальной плотностью для хвойных лесов Швеции 4-5 голов. Для лесов Ленинградской обл., учитывая опрюмные площади поврежденных молодняков, целесообразно допустимая плотность населения лосей, по-видимому, также не должна превышать 3-5 особей.

Как показал опыт ряда областей (Козловский, 1959 а, 1965, 1967, 1971; Бородин, 1959 6, и др.), бороться с вредной деятельностью лосей в лесном хозяйстве можно только путем регулирования их численности. Другие же меры защиты молодняков - огораживание, применение реппелентов, загущенных посадок и пр., дают только временный эффект и в большинстве своем трудоемки и дорогостоящи (Александрова, 1957, и др.). К тому же подобные мероприятия, увеличивая нагрузку на незащищенные участки леса, способствуют более серьезному их повреждению.

Интересно отметить, что во время предыдущего подъема численности лося на исследуемой территории плотность его населения, по-видимому, не достигала современного уровня, и вред, причиняемый зверями лесным культурам, носил локальный характер, практически не сказываясь на лесном хозяйстве (Сабанеев, 1871; Байков, 1895; Нарышкин, 1900; Доппельмаир и Книзе, 1950). Большинство авторов указывали, что лоси повреждают в основном только лиственные молодняки, а Г. Норский (1890) утверждал, что разговоры о вреде, якобы причиняемом лосями лесу, это - "старая песня немецких педантов-лесничих".

В противоположность этому, в настоящее время среди работников лесното хозяйства бытует преувеличенное представление о вреде, причиняемом лосем лесным культурам и естественному возобновлению леса, в особенности сосновым молоднякам. Поэтому лесоводы нередко настаивают на необходимости максимального снижения численности лося и порой добиваются соответствующих решений планирующих органов.

Наконец, в последние годы паразитологи и эпидемиологи стали настойчиво подчеркивать отрицательную роль лося в природных очагах энцефалита, поскольку лось принадлежит к числу основных хозяев половозрелых иксодовых клещей. Подобного рода сведения получили отражение даже на страницах центральных газет (Быховский, 1970), что может повлечь весьма нежелательные последствия для судеб этого интереснейшего представителя отечественной териофауны.

Трезво оценивая возможный отрицательный эффект чрезмерного размножения лося, надо разумно, бережно относиться к нему как к исконному компоненту биогеоценоза леса, важному объекту охоты, животному, служащему подлинным украшением северной природы, способному существовать в самой непосредственной близости к человеку.

Если учесть, что судя по всем данным популяции лося повсеместно миновали пик своей численности и она пошла на убыль, то в этих условиях первостепенное значение приобретает действенная охрана лося. Она прежде всего должна выразиться в существенном ограничении норм и сроков лицензионного отстрела. Одновременно необходимо развернуть значительно более острую борьбу со скрытым и явным браконьерством, которое наносит большой ущерб поголовью лося и, следовательно, всему охотничьему хозяйству.

Поскольку, как мы видели, популяция лося, обитающая в Ленинградской обл., играет особенно важную роль в динамике численности данного вида, охране лося на ее территории следует уделить специальное внимание. В частности, необходимо продумать вопрос об организации здесь, например на Карельском перешейке, достаточно обширного государственного заповедника, который мог бы играть роль естественного резервата, обеспечивающего сохранение и постоянное размножение лося.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Пользовательский поиск


Диски от INNOBI.RU


© Бережная Светлана Николаевна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостев Алексей Сергеевич разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://huntlib.ru/ "HuntLib.ru: Охота - развлечение, спорт и промысел"